Белорусский ЛГБТ-активист Андрей Завалий: "В Минске нет прайдов. Они точно нужны?"

Геи и лесбиянки Беларуси придумали свою стратегию сопротивления и предлагают ее как альтернативу Маршу равенства.

На Марш равенства в Киев слетелись ЛГБТ-активисты со всего мира. Делились опытом. Белорусы представили свою "Стратегию п@дорского сопротивления". Она "работает" у соседей и ставит под сомнения методы киевского ЛГБТ-движения.

"Йод" записал лекцию одного из лидеров гей-сообщества Беларуси Андрея Завалия о том, как живут и выживают секс-меньшинства Минска.

Кого слушали:

Андрей Завалий – 29 лет, ЛГБТ-активист, координатор кампании "Дело ПИ", которая создана в память об убитом Мише Пищевском. У движения есть сайт. Общая численность – до 200 человек.

Фото: 34mag.net

Если у тебя горб, посыпь его блестками и иди танцевать

- Такие вещи, как свобода мирных собраний, права человека… Уникальный контекст моей страны в том, что у нас все это ни хера не работает. В Беларуси нет ни одной ЛГБТ-организации. Подаешь заявку, а тебя не регистрируют. Ты говоришь: Что? А тебе говорят: Ну, вот так.

Манифест п@дора возник только потому, что был убит человек (Миша Пищевский погиб в 2015 году – это было очень резонансное преступление. – Авт.) и никакой реакции не последовало. Суд не признал гомофобный мотив, он никогда не признает.

 - Хотели бы мы провести свой прайд в Минске? Не уверен. Люди ожидали увидеть геев в перьях – они их увидели. И все. Никакого изменения в их сознании не произошло. Поэтому у нас другой подход. Он называется "Концепция п@дорского сопротивления".

Концепция очень простая. Оппонент говорит тебе: Ты п@дор! И слышит в ответ: Да, и что? Ты забираешь у него оружие.

Ты берешь слово, которое тебе п*здец как болит, и присваиваешь себе это слово. Да, вот эту риторику: "что вы обижаетесь на правду?" часто используют гомофобы. Нет, это два разных подхода. Мой подход – это давайте проработаем то, что у нас есть. И подумаем, как мы можем жить без этой обиды. Просто я  так понял: обижаться не помогает. Когда я слышу п@дор, я вспоминаю фильм про сексуальную революцию в Штатах: если у тебя горб, посыпь его блестками и иди танцевать. Да, я вот п@дор, здравствуйте!

Я рассказываю свою историю. Мы ездим по ІТ- компаниям, везде, куда пускают – рассказываем. На завод хотели бы, но это далекая перспектива. Мы делаем интервенции в публичное пространство. Устраиваем вечеринки, но пускаем только тех, кто на камеру готов признать: Да, я п@дор! Или на фестивале открыли "Приемную п@дора". Любой мог подойти, поговорить со мной, дать по еб…лу или просто оскорбить.

Эта стратегия приводит нас к самоирони

Фото: 34mag.net

-  В Америке мой друг может открывать рот только по рабочим вопросам, даже если он спросит: "Как выходные?" - это может быть иск. И вот эта борьба в итоге делает медвежью услугу. Они не оскорбляют публично, но обсуждают в своем кругу. И вся эта ненависть накапливается и приводит к убийствам. Им нужно давать возможность выплеснуть свою ненависть. Я думаю о том, как усилить себя и людей вокруг в такие моменты. И здесь помогает Стратегия.

- Эта стратегия приводит нас к самоиронии. Вещи, которые касаются сатиры и смеха, имеют очень сильный терапевтический эффект. Раньше, когда я спускался в метро и люди задерживали на мне взгляд, мне было страшно неловко. Теперь, если я захожу в метро, и люди как-то странно смотрят, я думаю: "Ну да, я же п@дор. Они и должны так смотреть!" То есть у меня пропадает вопрос, а у других этот вопрос появляется в моменты, когда стратегия действует.

Западный опыт надо сильно фильтровать. Вот у них сработали прайды – и они толкают их ногой в рот: "Давайте, давайте". Но нам это может не подойти.

- Это еще и проблема постколониальных стран. Допустим, Индия. Там всегда существовали хиджры (трансгендерные люди - Авт.). Они были уважаемые люди в обществе. Все по-разному это объясняли – дух предков вселился, еще что-то. И никакого не было давления, насилия. Затем пришла Великобритания и "все объяснила".

В Индии только в прошлом году отменили законодательство о сексуальных отношениях между мужчинами, которое действовало именно со времен Великобритании. Колониальная штучка: они пришли - начали трактовать, а теперь эти же люди учат нас, как это преодолевать. Это все надо очень сильно фильтровать.

"Я п@дик и радостно бегу под этим зонтиком"

- Я принимаю участие в Марше равенства. Хотя да, я критикую. Считаю, что это попытка вписаться в западный дискурс. Напускание какой-то видимости, которая часто не является индикатором прогресса. Но я пойду, и со мной моя идея пойдет. Наша стратегия п@дарства - это не какая-то панацея, которая тебя спасет. Вот я заявил, что п@дик и радостно бегу под этим зонтиком. Это я к тому, что цель одна, но инструментов может быть много. Просто не надо зацикливаться.

- В Украине двойственная ситуация получается. Вроде бы полиция с вами, и вроде бы законодательно происходят какие-то изменения, но что поменялось в культуре? На бытовом общении? Если мы берем кейс Бразилии: в 2006 году у них появилось антидискриминационное законодательство. Это вызвало огромную волну преступлений на почве ненависти. То есть вертикальные стратегии могут идти в минус, если нет горизонтальной – общения с людьми, с обществом.

Фото: 34mag.net

Реакция зала: а так можно?

Михаил (мишка – гей. Мишками называют мужиков за сорок, которые не вписываются в образ игривого подростка).

- По сути, это стратегия "кровавого пастора". Звучало дико, пока окружение Турчинова не стало над этим ржать в каждом посте. Это стало мэмом и потерло свой "сакральный" смысл.

Полина (лесбиянка):

- Первые Марши равенства были "кровавыми", но мы все равно выходили. Теперь это ничего не значит? Оказывается, надо просто называть себя п@дором и не обижаться? Это бред.

Анастасия (бисексуалка):

– В Беларуси легко рассуждать. У них нет ЛГБТ-организаций, значит - нет грантов, кураторов. У нас уже задана "повестка дня". Правозащитные организации не станут экспериментировать. Разве что молодежь, которая будет искать свой путь.

Игорь (гей):

- С самоиронией у нас нет проблем. Если выйдет стендапер и будет шутить на ЛГБТ-тему, у него будет полный зал. Но при условии, что и комик будет из наших. Это и есть самоирония. А когда просто шутят над тобой – это первый путь к травле. Кстати, я п@дор!

Ирина (представитель правозащитной организации Германии):

 - С одной стороны марш – это правильно. С другой стороны то, что мы вот так противопоставляем себя – плохо. Вы же помните пример Великобритании, когда в 70-х бастовали шахтеры, и геи  собирали деньги на их поддержку. Или вот у нас в Германии ЛГБТ-сообщество спонсирует футбольную команду из Турции. Казалось бы: мусульмане и геи… Я не говорю, что надо покупать их любовь. Но надо находить точки соприкосновения. Если это деньги – почему бы и нет? Ищите свои пути, которое сработают в локальном контексте. Но я сильно сомневаюсь, что надо потакать гомофобам и поддерживать язык вражды.

Фоторепортаж "КиевПрайд-2019"

Фото Олега Терещенко
Евгения Супрычева
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту