Факты о Григории Чапкисе, которых нет в Википедии - история от первого лица

24 февраля легендарному танцору и хореографу исполняется 90 лет. Накануне юбилея "Йод" встретился с народным артистом Украины и узнал много интересных подробностей из его ну очень увлекательной биографии. Григорий Николаевич, вам слово!

"Мы бросали шляпу на улице и танцевали"

Я родился в многодетной семье, в Румынии в 1930 году. У нас была большая семья из 11 человек: семеро детей, папа, мама, дедушка и бабушка. Мы были полунищие, потому что работали только папа и дедушка.

Мы жили на окраинах города - среди цыган, молдован, евреев, румын, украинцев, русских. Вокруг - одна беднота. Я не знал, что такое кровать, потому что спали на нарах. Даже не представлял, что в еде бывает "первое", "второе" и "третье". Но одно скажу точно - мы были самыми богатыми из нищих, потому что у нас был свой колодец и к нам ходили за водой. 

В детстве никогда не думал, что стану артистом, танцором. В мыслях такого не было.

А танцевать меня научила улица. Когда мне исполнилось 3-4 годика, утром меня "выбрасывали" на улицу с куском мамалыги и все. Мы с другими мальчиками бросали шляпу и танцевали. Нами, маленькими, руководили 15-летние мальчишки. И так как сейчас танцуют на улицах хип-хоп, брейк-данс - вот так и я вырос на улице.

Я был самый маленький из всех: одежду мне не покупали, донашивал за старшими братьями, а обувь вообще не носил - летом босяком ходил, а зимой в постолах. 

Помню, в 5-6 лет я прибегал домой и кричал с порога: "Мама, я заработал 2 лея". Я был такой счастливый. Не знал и не понимал, что на самом деле мы жили в злыднях. В школу не ходил - некогда было. Вот так проходило мое детство.

"В 13 лет не знал нормально ни одного языка"

Помню, шла война, мы ехали в поезде и в Киеве нас сняли с вагона, завезли в Октябрьскую больницу и поставили всей семье подозрение на брюшной тиф. Была палата отдельная - Чапкисов. Пролежали мы где-то под месяц там, и первым из больницы вышел я.

Мне было тогда 13, а выглядел я на 8-10 лет. Худой, не знающий нормально ни одного языка: был сумбур украинского, молдавского, румынского, русского и добавились еще какие-то слова казахского (с началом войны мы переехали в Казахстан). Я не мог ни с кем общаться, потому что никто не понимал, что я говорю. И таких мальчишек, как я, тогда было много.

Помню, мы собрались возле больницы и думали, что делать: некоторые крали, некоторые просили, старшие помогали кому-то физическим трудом, а я где-то раздобыл ведро и алюминиевую кружку и пошел с пацанами на еврейский базар. Воды там не было, жуткая антисанитария. А мы брали воду в колодцах, приносили туда и раздавали людям. Там уже, кто сколько даст - так и зарабатывали. Было это в 1944-м году. 

Все, кто из моей семьи выжил, устроились разбирать руины на Крещатике. За это дали квартиру, хлебную карточку, еще что-то там. Брат на фронте, сестры и родители устроились, а меня никуда не хотели брать - я был маленький и без образования. 

"Сбацал цыганочку - и поступил в железнодорожное училище"

И вот как-то мы с папой снова пришли пробовать поступить учиться. Тогда это было Первое железнодорожное училище. Директор сначала не хотел нас даже слушать. А потом папа говорит: "Вы посмотрите, как он танцует". Тот засмеялся: "Ну, давай". И я сбацал цыганочку. Директор поднял трубку, позвонил кому-то и сказал: "Зайди, я тебе нашел артиста".

В кабинет зашел майор на костылях  – политрук училища. И я снова станцевал. Без музыки. Такое творил - даже на стол полез. Майор меня обнял и говорит: "Берем!"

Нас с отцом тогда даже накормили, а мне позволили выбрать койку - и я остался в железнодорожном училище в токарной группе. 

"В 15 лет организовал танцевальный кружок и стал балетмейстером"

В училище я начал танцевать и учить этому пацанов. Так стал авторитетом. Меня окружили мальчики, и мы организовали танцевальный кружок, где я был балетмейстером.

Потом меня забрали в ансамбль песни и пляски системы "Трудовые резервы", где был хор, оркестр и балет. Дотанцевался я до 1946 года, окончил училище и познакомился с заслуженной артисткой Украины Лидией Демьяновной Чернышовой.

Она была художественным руководителем и директором Государственного ансамбля песни и танца Украины. И эта женщина сыграла важную роль в моей жизни. Мне уже было тогда почти 16. 

"Сталин снял меня со сцены и подарил часы"

Как-то в Москве (1945) проходила творческая олимпиада системы "Трудовых резервов". Съезжались участники со всех 15 республик. Наш областной ансамбль тоже поехал туда.

И вот заключительный концерт в Москве, в Кремлевском театре, в первом ряду – Сталин, Булганин, Маленков, Ворошилов, Будённый, Хрущев… Мы танцуем заключительный номер - гопак. На сцене - 120 человек: оркестр, хор и балет.

И вот мы с пацанами делаем ползуночку, а я среди всех - самый маленький. Заканчиваем. Сталин встает, подходит и, словно бревно, одной рукой снимает меня со сцены, сажает себе на колени, что-то говорит, ему передают какую-то коробочку – и он дарит ее мне. А там, как оказалось, первые советские наручные часы – кировские!

Когда мы приехали в Киев, площадь привокзальная была забита людьми с лозунгами: "Спасибо великому Сталину за наше счастливое детство". Меня несли на руках с вагона до автобуса. А газеты и журналы начали писать: "Самый талантливый". Я стал очень популярным. Чувствовал себя счастливым.

В 16 лет получил трудовую книжку с записью "артист балета"

А потом пришла ко мне Лидия Демьяновна Чернышова и говорит: "Вы хотите стать артистом?" Я ответил: "Артистом? Но я же ремесленник!". Она сказала: "Ничего, мы все организуем. Главное - ваше желание".

И я в 1946-м году (мне было всего 16) получил трудовую книжку с записью "артист балета". Передать невозможно мои чувства, даже сейчас, когда говорю об этом, меня трусит. Так началась моя творческая жизнь.

А в 22 я уже был заслуженным артистом. В то время это было что-то необыкновенное. Нас было в Киеве всего пять человек заслуженных. 

Вирский - кумир, сосед и друг

В 1955-ом году к нам приехал из Москвы выдающийся хореограф с мировым именем - Павел Павлович Вирский. Мы жили с ним в одном доме - это был театральный дом, где обитали только вип-персоны. Хотя на самом деле это обычная хрущевка. Вирскому там дали квартиру и позже он мне помог стать его соседом. И помимо того, что он мой кумир, старше на 25 лет, мы дружили семьями.

Когда я захожу в балетный зал - все болезни исчезают

Сейчас я работаю профессором кафедры хореографии в двух учебных высших заведениях: КНУКиИ и университет имени Бориса Гринченко. 

И вот мне исполняется 90, первые 90.😃 Я начинаю путь вторых 90 лет. Первая цель сейчас - дожить до ста. Если боженьке будет угодно - дотяну.

Но я уже начинаю спешить. Хочу сейчас успеть сделать все больше и больше. Живу полноценной жизнью: я нужный, меня ждут. Да, иногда спинка тянет, ножка болит, но когда я приезжаю в танцевальный зал, и входят 50-60 девочек молоденьких, подтянутых, с горящими глазами и желанием получить мой опыт, куда девается болезнь? Когда выходишь на сцену, то вообще болячек нет - ты летаешь.

Вот я и живу полноценной жизнью. У меня есть любимая жена, сын живет в Америке, дочка живет в Италии, есть два внука и две внучки. Я абсолютно счастливый человек.😊

Григорию Николаевичу Чапкису - 90. Фото: Instagram tanci1plus1

Архивные фото из книги Григория Чапкиса "Танец и любовь: секреты долголетия".

Дарина Коберская
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Людмила Хільчук
Чудовий матеріал, прочитала на одному диханні. Дай боже здоров'я та здійснення задуманого п. Григорію. Завжди із задоволенням читаю публікації Даними, успіхів в подальшому!!
23 февр. 2020 г., 13:10
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту