Голохвастову – 90: друг Лобановского и человек-памятник

Чем прославился в Украине выдающийся актер Олег Борисов.

8 ноября 1929 года появился на свет актер Олег (при рождении и по документам Альберт – вы знали?) Борисов, которого мы помним по роли в культовом фильме "За двумя зайцами" и не только. Российский и советский артист театра и кино, памятник которому установлен на Андреевском спуске. И к которому в Украине нет и не может быть никаких претензий. Более того – этот актер всеми любим. Во многом благодаря культовой роли Свирида Голохвастова ("Это ж ведь очень и очень! Да! Да! Но - нет!") в тех самых "Зайцах".

Борисов в Киеве оказался во многом случайно. Он с блеском закончил Школу-студию МХАТ в Москве, но в самом театре ему места не нашлось – вместо Борисова взяли сына его же преподавателя. Зато подоспело приглашение работать в труппе Киевского русского драматического театра им. Леси Украинки, где Борисов был ведущим актером с 1951 по 1963 годы). Тогда же (в 1961-м) и сыграл роль Голохвастова, в "За двумя зайцами", которая его прославила.

Удивительным образом успех фильма дал обратный эффект для его создателей. Режиссеру Виктору Иванову 4 года не давали работать на киностудии Довженко – правда, говорят, дело еще и в сложном характере. Актриса Маргарита Криницына 6 лет была в простое после роли Прони Прокоповны, а после так и не сыграла ни одной главной роли. А Олег Борисов и вовсе был уволен из театра по "доносу" коллег-актеров. Причина: Борисов поехал с "Зайцами" на фестиваль в Польшу, в театре ему засчитали прогулы и уволили. После извинились и предложили вернуться, но Борисов (тоже человек с очень непростым характером) не простил. И уехал в Ленинград, где работал долгие годы в Большом драматическом театре и попутно в кино.

И сам фильм, изначально снимавшийся на украинском языке, в итоге переозвучили.

Время расставило все на свои места: фильм "За двумя зайцами" стал по-настоящему народным и теперь Борисов и Криницина в образах Голохвастова и Прони увековечены на Андреевском спуске в самом историческом центре Киева.

Все описанное выше в той или иной степени хорошо известно, но гораздо меньше поклонники таланта Олега Борисова знают о его другой страсти. Кроме театра и кино, еще был футбол. Актер слыл ярым фанатом киевского "Динамо". И крепко дружил с Валерием Лобановским – сначала как с игроком, а затем уже с тренером команды. Они были настолько близки, что именно Лобановского в своей книге-дневнике "Без знаков препинаний" Борисов называет "лучшим другом".

Вот, один из фрагментов книги, в которой Борисов открывается с новой стороны. И Лобановский, между прочим, тоже.

Лобановский - "Шампусик"

"Ко мне в больницу приходил Лобановский. Котеночек, как его называет супруга. У него есть и другое прозвище — Шампусик. По количеству выпитого шампанского у камина, я думаю, Шампусику равных нет. Ни одна печень в мире не смогла бы этого выдержать.

Удивительно, что за те годы, пока я веду дневник, я еще ничего не написал о своем лучшем друге. Наверное, оттого, что футбол — не в основном фарватере, о футболе — всегда успеется. Но ведь и сам Василич (я буду его называть так) никогда не попадал в основной фарватер, всегда был сам по себе. Я увидел его в первый раз на "Динамо". Зашел к Базилевичу в раздевалку: все футболисты, их подружки, бездельники-журналисты точили лясы. Не было только Лобановского. Он сидел в автобусе на заднем сидении. С книжкой. Нас познакомили, но от книжки он оторвался ненадолго. После этого я увидел его уже в Донецке: они с Базилевичем там заканчивали играть. На матч с "Шахтером" приехало киевское "Динамо", откуда их год назад отчислил Маслов.

У Базилевича была кличка Штангист — он умудрялся попадать в штангу из положений, когда любой другой бы забивал; зато забивал — и часто! — из положений самых немыслимых. У Лобановского — в те годы, когда он играл, — кличка Балерина. Он подолгу "водился" с мячом, плел паутину. Его финты, "сухие листы", угловые пытались повторить во всех киевских дворах. Оба играли в аритмичный футбол, оба были футбольные гении, индивидуалисты от Бога. Об аритмии я только начинал задумываться. Что-то интуитивно чувствовал, но объяснить научно, с демонстрацией синусоид и кривых мне смог Лобановский".

Олег Борисов на футболе

"Начиная с 73-го года Лобановский каждую зиму приезжает в Ленинград на каникулы. Приезжает "совершенствоваться". И даже в каникулы выполняет программу, которую составляет для себя сам. Утром бегает вокруг гостиницы "Ленинград" (в ней он любит останавливаться), днем его Юра образовывает по части музеев, потом у них партия в шахматы, вечером — обязательное посещение БДТ. (Цель — пересмотреть весь репертуар — давно перевыполнена. В тот день, когда в БДТ выходной, идет в МАЛЕГОТ (Михайловский театр) слушать "Евгения Онегина", но выдерживает недолго: не находит идеи. После спектакля — неизменный ужин в "Садко". Выполняет программу даже тогда, когда подается его любимое блюдо: "осетрина по-монастырски".

У нас текут слюнки, льется водочка, но его мозг работает. Чуть расслабляется он только к двум часам ночи, когда на сцену выходят цыгане. В свой первый приезд просит посодействовать команде "Динамо" попасть на спектакль "Три мешка сорной пшеницы". Достает календарь игр на следующий сезон и бронирует двадцать пять мест за полгода вперед. Мне это приятно, но все-таки сомневаюсь: нужно ли это всей команде? Спектакль тяжелый, длинный, у них заболят ноги и... они проиграют "Зениту". "Все будет по программе, — последовал ответ, который можно было предвидеть. — Мы в этот день дадим на ноги нагрузку поменьше". Через полгода точно в назначенный день команда в строгих костюмах и галстуках, когда зрители уже расселись на местах, появляется в партере. (С костюмами — абсолютное помешательство! У него есть один, "счастливый", который в день игры ему привозят из химчистки. Он его надевает в шесть часов — и направляется на игру.

Если игра проигрывается, все равно в следующий раз — тот же костюм, из той же химчистки.) В зале аплодисменты. Еще бы — чемпион страны и обладатель Кубка кубков в полном составе! Антракт затягивают на полчаса: у команды — режим, она ужинает за кулисами. Случайно слышу реплику одного из игроков: "Ну и кому это нужно? Тренера (ударение, конечно, на "а") хотят свою образованность показать!" Пересказываю это Лобановскому. Он смеется: "А что ты хотел? Все понять с первого раза им трудно. Надо будет еще раз сводить, в следующем году. (В слове "понять" упорно делает ударение на "о". Сколько я ни намекал...) Зато Веремеев, — продолжал он, — после спектакля попросил разрешения не автобусом до гостиницы добираться, а пешком. Спектакль его так потряс, что он не захотел ни с кем разговаривать. Всю ночь не спал, и в игре с "Зенитом" после первого тайма я его заменил".

Теперь в больницу Васильич принес график бега. Разработал специально для меня — легкая трусца! Все высчитал по секундам с учетом даты и времени моего рождения, биоритмов. Вот выйду отсюда, куплю секундомер и побегу.

Нужно жить по программе — пора бы это на старости лет понять!"

В больнице Лобановский навещал своего друга по причине тяжелого недуга актера: у Борисова была лейкемия, рак крови. Но он был бойцом и с такой тяжелой болезнью прожил 14 лет. Ушел из жизни в 1994 году. Его лучший друг Валерий Лобановский пережил своего товарища на 8 лет.

Руслан Меженский
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту