Христина Соловий об изменениях в себе: "Галицкое целомудрие не было маской. Сексуальность - еще одна грань"

Певица рассказала, планирует ли снова записывать лемковские песни, как сейчас складываются ее отношения с наставником Святославом Вакарчуком и почему решила записать колыбельную для одного маленького мальчика, которого уже, к сожалению, нет с нами.

С Христиной мы встречаемся сразу после ее возвращению из непродолжительных американских каникул. Она опаздывает на несколько минут - еще не успела перестроиться на киевское время. С первых минут разговора понятно: естественная чуткость в этой девушке сочетается со стальным характером.

Сейчас певица готовится к минитуру Украины. Артистка прекратила сотрудничество с саунд-продюсером Океана Эльзы Милош Еличем и работает над новым музыкальным материалом с новой командой. С этого и начинаем разговор.

"Мой взгляд на лемковскую песню всегда был более меланхоличным"

- Христина, ваш первый альбом преимущественно состоит из лемковских песен, второй - изо авторских. Планируете снова записывать народные?

- Я ворвалась на украинскую сцену с лемковскими песнями с мечтой дать им новое дыхание и новую жизнь. И сделала это. Впоследствии мое творчество развилось и вылилось в авторские песни. Как показывает практика, ни одна лемковская песня не звучит на радио.

- Даже ваши?

- Разве какие-то маленькие радиостанции их берут. Конечно, для меня это не показатель. При малейшей возможности буду стараться записать еще одну лемковскую песню, а затем, возможно, и альбом. Если я ничего не выпускаю - это не значит, что не собираю их. Они никуда не делись из моей жизни. Просто я хотела бы аранжировать их так, как в первом альбоме.

Это все же большей частью была работа Святослава (Вакарчука) и Милоша (Елича) как саунд-продюсеров. У меня всегда был более меланхоличный взгляд на лемковские песни (смеется). Но разве не в этом заключается творчество? Чтобы пропустить все через себя. Это мое видение и мое ощущение.

Время от времени я что-то вспоминаю, переслушиваю, экспериментирую со звучанием. Возможно, будет какой-то специальный концерт, но пока нет единой концепции.

"Святослав Вакарчук сразу понял, что я крепкий орешек"

- После "Голоса країни" вы сотрудничали с командой Океана Эльзы. Насколько вы автономны в своем творчестве сейчас?

- Шестьдесят пять процентов альбома "Милый друг" мы сделали в сотрудничестве с Милошем. Но все это время наши взгляды расходились - и в конце концов это дошло до какой-то критической точки. Я впервые изменила состав музыкантов. Не хочу делать громких заявлений, что буду работать с ними всю жизнь.

Все же я - сольный артист, поэтому условия диктует творчество и его движение, а не люди, которых люблю и с которыми хотела бы проводить больше времени. Но я нашла своих единомышленников на этом этапе.

Сейчас мой саунд-продюсер - это Павел Литвиненко. Вместе мы завершили работу над вторым альбомом и работаем над третьим. Это было очень неожиданно для меня, потому что у Паши большая занятость в группе Бумбокс. Выяснилось, это он сделал много аранжировок на мои любимые песни из альбома "Таємний код". Это "Ангели" и "Побачимося". Но мои новые песни точно не будут похожи на Бумбокс (смеется). Мы ищем свое звучание, некоторые треки уже готовы. Не стану обещать, но, надеюсь, релиз выйдет до конца года.

- Остается ли Святослав Вакарчук вашим творческим наставником?

- Он скорее мой ментор. Его роль продюсера, которая была в первом альбоме, стала более инвесторской. Он может высказать мнение по поводу уже готовой аранжировки. И мне оно очень важно. Но давления с его стороны или агрессивных советов - такого никогда не было. Он сам прошел этот путь и учился всему сам у себя. Такую возможность дает и мне. Что может быть ценнее?

- Святослав и сам такой человек, что не даст свое мнение кому-то навязывать.

- На той почве мы и заключили сотрудничество. Сразу было понятно, что я крепкий орешек. Помню, на первой встрече он мне сказал: "Ты готова, чтобы музыка у тебя была на первом месте? Не семья, не отношения, а именно музыка и твоя карьера". Я не ответила ничего (делает паузу), но мы начали работать вместе. 

Для меня до сих пор загадка, какой выбор я бы сделала, если бы он передо мной встал. Я понимаю: все меняется, но музыка как красная нить проходит сквозь всю мою жизнь. Я никогда не планировала ею заниматься профессионально или серьезно, но в худшие и в самые счастливые мгновения своей жизни я музицировала. Буду этим заниматься профессионально или нет - никак не меняет того факта, что она всегда будет присутствовать.

- Еще один вопрос, который очень волнует ваших поклонников - ваша сексуальность. В первых видео вы были такой скромной девушкой, поэтому ваш новый женственный и откровенный образ до сих пор удивляет поклонников.

- Сексуальность - очень важное проявление каждого человека. У меня она присутствовала всегда. Не думаю, что сейчас демонстрирую ее сверх меры. Просто когда пела лемковские песни - это было неуместно. Но это не значит, что я не была такой. Просто сейчас стараюсь показать большую часть своих граней, но точно не примеряю то, что мне чуждо.

- Возникали недоразумения из-за того, что люди до сих пор воспринимают вас, как юную и очень нежную девушку из ваших первых клипов?

- Моя команда и круг общения очень бы удивились, что существует мнение, будто я могу быть мягкой. Я далеко не мягкая. И это часто становится проблемой для людей, с которыми общаюсь и работаю. То, что я взяла на себя больше обязанностей и ответственности, только дает мне повод быть резкой и определенной мере категоричной. Возможно, я не всем нравлюсь из-за этого. Но это мой выбор.

Если я постараюсь всем угождать или подпадать под образ, которого от меня ожидают - будет еще хуже. Просто тогда так все совпало. Был альбом лемковских песен. И вся эта галицкая святость, целомудрие мне тоже не чужда. Это не маска, которую я на себя надела, а потом сбросила. 

В своем творчестве я все время стараюсь смотреть шире, видеть различные палитры цветов, различные черты характера, различные эмоции. Это важно. В этом вся жизнь и ее разнообразие.

- Есть какие-то стереотипы в отношении женщин, которые затрагивают вас лично?

- Я не считаю себя большой феминисткой, хотя некоторые идеи мне близки. Затрагивает то, о чем мы уже говорили: иногда меня не воспринимают всерьез. У меня же такой высокий голосок, я такая маленькая, нежная и милая девочка. Когда начинаю говорить, чего хочу - у людей возникает определенный когнитивный диссонанс: "Ого. Такая маленькая и такая зубастая". Но я всегда такой была и научилась с этим жить. Иногда просто улыбаюсь, когда вижу удивленные лица и читаю на них эти мысли.

- Обычно вы избегаете каких-то громких политических и общественных заявлений, но есть одна тема...

- Не могу сказать, что чего-то избегаю. Если ты живешь в этой стране, должен ориентироваться в важнейших вопросах, но публично делать анализ, давать оценки и быть экспертом, по-моему, это слишком. Имею в виду не только себя, но и многих артистов.

- ... тем не менее вы публично поддерживаете движение за права животных. Почему именно эта тема?

- На самом деле, я очень мало внимания уделяю этой теме. Гораздо больше делает Саша Тодорчук (основатель гуманистического движения UAnimals. - Авт.). Я могу только поддержать ее информационно, вдохновить людей своим примером или просто увидеть в ленте Фейсбука, что случилась беда с котенком или собакой, и тихо прислать деньги на карточку.

- Когда у вас появился интерес к этому движению?

- Он всегда был. Помню момент, когда перестала есть четвероногих. У нас есть семейный дом, куда мы до сих пор часто приезжаем. В подростковом возрасте увидела, как быка заводили на убой. Фактически он плакал. После этого я некоторое время не ела даже от птиц. Сейчас ем курочку, иногда индейку.

- Ваш кот тоже из приюта?

- Да. Все берут котят и воспитывают их по своим критериям. Мне хотелось взять именно взрослое животное со сложившимся характером - полюбить его, и чтобы он полюбил меня. Так и произошло. Теперь это просто кот моей мечты (улыбается).

- Есть еще одна непростая тема, которую вы затронули публично. Вы записали "Колыбельную" для Кирилла - мальчика, которого случайно застрелили нетрезвые патрульные...

- Это вещи, которые не должны проходить в стране, где я живу. Я не могу найти и наказать виновных, но слежу за ситуацией и как артист реагирую песней. Это был крик не о помощи, а о том, чтобы привлечь внимание. Я почувствовала, что эту тему начали забывать, но вряд ли на это решилась, если бы меня не поддержал Саша Тодорчук. Не могу сказать, что моя "Колыбельная" повлияла на большое количество людей, но я ничего не ожидала. Видела, что написала бабушка Кирилла со словами благодарности о том, что его помнят. Оказывается, это также важно... У вас есть дети?

- Есть.

- И почему такое должно происходить? И почему мы должны молчать?

(На этом моменте мы на пару минут приостанавливаем интервью. У Кристины в глазах слезы).

"Интерес к "Лолите" связан с детскими воспоминаниями"

- Ваш любимый роман - "Лолита" Набокова. Мотив отношений взрослого мужчины и совсем юной девушки довольно часто встречается в ваших видео. Почему вас так задела эта тема?

- Я увидела фильм "Лолита", когда мне впервые разрешили переночевать у подруги. Это была такая таинственная атмосфера. Мы переключали каналы и попали на начало фильма. Возможно, этот интерес связан с какими-то моими детскими воспоминаниями. Помню, в тот вечер я повзрослела.

И да, я постоянно обращаюсь к книгам в своем творчестве и многих интервью. Люди, которые не читали роман, извлекают из него какую-то порнографию, которой там и близко нет. Я это называю масбескультурными ценностями.

- Еще один мотив, который часто встречается в ваших клипах - винтаж и ретро. Любите барахолки?

- Я всегда этим интересовалась. В университетские годы всегда ходила за книгами в очень странном наряде - корсеты, блузки с жабо, кружевами и манжетами. Очень хотела быть похожей на Марко Вовчок или Жорж Санд - такую сильную женщину из мировой литературы. И все прохожие на меня оглядывались.

- А сейчас ходите по барахолкам?

- Сейчас вообще нет времени, чтобы выбрать необходимую одежду для жизни. К счастью, у меня есть стилист. Иногда то, что не подходит на выступления, просто оставляю себе. Я только что вернулась из США и поняла, что вообще разучилась шопиться, поэтому одежду не привезла. Во-первых, мне очень сложно с размерами. А там XXS - это как наш М. А размер обуви у меня - 34. Мне иногда говорят: "Христина, зачем тебе такая массивная обувь? Ты такая хрупкая девочка". Если это не сапоги, которые держатся сверху за счет шнуровки - могу ее просто потерять (улыбается).

- Путешествие в США - это тоже какая-то давняя мечта, как Франция?

- Нет, это было приглашение на 125-ю годовщину украинской диаспоры в Нью-Джерси. Мне удалось совместить это с визитом к подруге детства, которая уже более 10 лет живет в Чикаго. И наконец познакомиться с Нью-Йорком - теперь я просто влюблена в этот город.

- Что больше всего поразило?

- Наверное, ощущение свободы повсюду. Здесь все могут быть самими собой. Звуки машин, паровых труб - атмосфера, как в кино. Помните сериал "Секс и город"? Это как раз тот самый Нью-Йорк.

Надеюсь, я здесь не в последний раз. Я увидела только кусочек Централ-парка. Также удалось побывать в Украинском институте на джазовом вечере. Очень пронизывает, что в таком мультикультурном городе, практически в его центре, есть что-то украинское. И это не просто музей. Там проводятся концерты, собирается публика и течет жизнь с украинским ароматом.

- Нью-Йорк вдохновил вас на новые песни?

- (загадочно улыбается) Да, у меня появилось много заметок в диктофоне.

Фото предоставлены пресс-службой певицы.

Видео со страницы Facebook Христина Соловий.

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту