Художник Иван Марчук: В Литве и Турции готовы сделать мой музей, но не в Украине (видео)

"Йод" пообщался с легендарным художником и подготовил видеоэкскурсию по экспозиции, которая вызвала небывалый ажиотаж среди украинцев. Читайте интервью и смотрите выставку, где оживают картины.

Иван Марчук - один из самых известных украинских художников, которого знают во всем мире. Ему рады лучшие галереи, а британская газета The Daily Telegraph внесла его в список "100 гениев современности" - единственного среди всех украинских.

В выходные здесь не протолкнуться. Как шутит директор галереи Artarea Олег Наумов, плотность людей на квадратный метр в них, как в Лувре. Из-за ажиотажа выставка продлится до 14 января, а не до 15 декабря, как было запланировано изначально. Часть картин планируют заменить другими работами Марчука. Среди 5000 работ художника есть еще много тех, что широкая аудитория не видела никогда.

Сам 83-летний художник тоже бывает здесь почти каждый день. Когда здоровье позволяет. Вот и сейчас, он заходит в галерею - и его сразу окружает плотное кольцо поклонников. Фотографируют, просят автограф или просто благодарят. Устав от внимания, поднимается на второй этаж. Здесь можно увидеть 100 неизвестных работ художника, а также посетить диджитал-залы, где его картин создали невероятную видеоинсталляцию.

Марчук мог бы продавать свои работы за десятки тысяч долларов, но живет в аскетической однокомнатной квартире и хранит картины для обещанного еще старой властью музея. Дальше обещаний дело не пошло. Именно поэтому в последнее время художник не в настроении и почти не пишет новые работы. Даже на интервью соглашается не сразу, но постепенно, растаяв от внимания и добрых слов посетителей, дает разрешение на разговор.

Когда тут звучит "Пливе кача" - люди плачут

- Иван Степанович, вы осторожно относитесь к новым технологиям. Как отреагировали на предложение "оживить" свои картины?

- Я абсолютно ничего не понимаю в технологиях технических, а эстетские технологии воспринимаю на ура. Когда мне впервые предложили посмотреть то, что сделали на этой выставке - сказал: "Я боюсь". Чувствовал, буду ахать-охать. И реакция действительно была такая: это моя мечта.

- В фильме, который демонстрируют на выставке, звучит замечательная музыка. Это ее вы слушаете во время работы?

- Иногда слушаю. Я очень требователен. Когда вернулся из Америки (художник несколько лет жил на две страны - Украина и США. - Авт.) - включил телевизор и услышал фантастическую мелодию. Это был фильм "Царевна" по Ольге Кобылянской, в котором звучала музыка Мирослава Скорика. Я сразу всем, кто в меня (моя дочь скрипачка) говорю: "Запишите мне ту мелодию на целую кассету". И крутил ее каждый день, потому что для меня это божественная музыка. Я ее назвал - духовный гимн Украины.

- Она сейчас звучит здесь. Это ваше пожелание?

- Да. Кажется, мы говорили об этом. Музыка к выставке подобрана прекрасно. Она такая, что не надоест. Я бы при ней спал, слушал. Хотел бы, чтобы она в кармане была у меня и все время звенела.

Есть такие вещи, которые я могу слушать и слушаю. Это преимущественно песни моего детства, песни УПА. Когда под мои картины звучит песня "Пливе кача" - люди плачут. Еще там есть "Пиккардійська терція" - тоже очень прекрасно.

Чтобы сделать что-то новое - рисую с закрытыми глазами

- Расскажите, пожалуйста, о ваших картинах, которые мы можем увидеть на выставке. Здесь 100 ваших работ разных лет.

- Я всегда хотел быть ненормальным художником. Даже когда еще только заканчивал институт. Там, на втором этаже, были? Это 100 работ, которые еще мало кто видел.

Я начал с графических работ - не знал, что делаю, но радовался, что делаю не то, что все. Так постепенно выкристаллизовался мой путь - это дерево. А дерево, когда растет, пускает веточки, правда? Каждая веточка - другой "Марчучок". Так появилось сейчас 13 различных "Марчучков" - 13 различных циклов.

Ствол - это главный стержень моего творчества, голос моей души. А все прибавляется, я вообще ненасытный, одержимый. Все время думаю, что я еще не сделал? В конце концов я начал рисовать с закрытыми глазами. В пути. Есть уже около 400 рисунков. Открываю глаза - смеюсь. Что-то такое между детским и модерновым. Дикие животные разные - похожи на корову, лошадь, кота, даже козу. Но не так, как у Примаченко. У нее такие звери интересные - никто не может нарисовать, и я не умею.

- Эти работы где-то можно посмотреть?

- Придете в мастерскую, я их покажу. Не выставляю их, потому что рисую на стандартных канцелярских листах. Это все дорожные мои заметки. В поезде, на пляже или в отеле у бассейна - я вожу с собой маркер и все рисую.

- Говорят, вы часто бываете на выставке. О чем разговариваете с вашими поклонниками?

- Я не хочу приходить, но знаю, этого люди хотят, а мне приятно обнять сотню девочек для фотографии. Почему и нет? И всем хорошо (смеется). В субботу-воскресенье здесь паломничество. Тысячи людей приходят ко мне. Автографы ставить еле устаешь.

Многое спрашивают, а приятнее, когда плачут. Я женщинам слезы вытираю. С одной стороны, они плачут от чуда, а с другой от ностальгии, когда смотрят пейзажи. Когда-то я нарисовал был пейзаж: опустелый дом, заколоченные окна, облупленные стены, покосившийся забор, решетки. И название "Народились, виросли, пішли". А сейчас вижу, что это было предвидение - вся страна пустует. Самое больше, что сделала Украина - это открыла затвор, шлюзы: "Езжайте. Там вам будет лучше". Государство хотело, чтобы людям было лучше, но не здесь, а там... И там им же лучше. И так, понимаете, будет пустовать, пустовать наша земля, потому что нужна кому-то. И кто-то ее возьмет.

В Литве готовы сделать мой музей, но не в Украине

- Вы говорили, что у вас нет любимых картин. Но есть ли здесь такие, у которых вам самому хочется остановиться?

- Вы знаете, я всю жизнь смотрю на картины, поэтому очень тяжело с ними расстаюсь. Каогда я жил в Нью-Йорке, а картины были в Киеве - плакали за мной, а я - за ними. Полетел из Нью-Йорка - плачут за мной те, что остались там. Так и жил: полгода там - полгода здесь.

С картинами я общаюсь. Поскольку я живу один, кроме них у меня нет никого: пустые стены и все. Они мне много говорят: я знаю, когда она сделана, как она сделана, почему она сделана. А какой следующий шаг должен быть. Все я сравниваю. И так этот калейдоскоп растет и растет. Уже более 4500 тысяч единиц по всему миру посеялись.

- Часто находите в них то, чего раньше не замечали? Вы говорили, что в некоторых предсказали будущее.

- В 2003 году я написал Ющенко на фоне Оранжевой революции. А когда была революция? В 2004. Я на год раньше ее увидел. Нарисовал ее на заказ человека, который сказал: если он станет президентом - построим тебе музей. Но закопали капсулу. И все.

- Есть какие-то новости о вашем музее?

- Я мало об этом думаю, но мне хочется, чтобы была концентрация моих картин в одном месте - хотя бы около 200 работ. Чтобы люди могли приходить и постоянно их видеть. Уже 20 лет меня вечно спрашивают о музее. Я говорю: "Не спрашивайте! В Украине никто не хочет музея, кроме вас. Власти он не нужен. И я им не нужен. Но я по глупости своей здесь нахожусь.

- Ваши поклонники могут способствовать появлению. Слышала, уже собирают подписи?

- Сейчас люди подписывают петицию, снова заговорили на эту тему.

Турки готовы сделать мне музей, Литва готова сделать музей. Я смотрел место, в Литве котлован уже выкопали в центре, где туристов много. Но все думаю, переживаю... Живя в Америке, я перевозил картины в Украину. Думал: я там родился, вырос, проявился как художник. Надеялся, это успеют здесь сделать. Верил. А теперь уже не верю.

Союз художников не дал мастерскую за 83 года. Я живу под крышей. Высота такая, что я еле поднимаюсь уже туда. У меня время есть, но работать не хочется. Господь бог дарит большой талант, но потом за него спросит. Вот и приходится искать почву, где прорасти. 

Украина рождает наибольшее количество талантливых людей в мире на квадратный метр. Но вазон надо поливать, чтобы он не завял. Так же надо ласкать талант, потому что он прославит эту страну, эту землю. Чем я сейчас и занимаюсь по всему миру.

- Это правда, что вы сейчас почти не пишете картины?

- Да. Это продолжается много лет. Сижу перед мольбертом и не могу ничего сделать. Но здесь, на выставке, все же есть две работы, которые написал в 2019 году. Это зимние пейзажи - я всегда их рисую летом.

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту