Фото Олега Терещенко

Художник-постановщик проекта Eva.stories: Хотел бы экранизировать для инстаграма историю о Голодоморе

Интервью с Владимиром Черемисом, который работал над веб-сериалом, поразившим мир неожиданным способом рассказывать историю Холокоста.

Прошел месяц, как мы увидели инстаграм Евы Хейман, погибшей в газовой камере Освенцима в 1944 году. Ее аккаунт - это 70 серий веб-сериала @Eva.stories о жизни 13-летней еврейской девушки и ее семьи.

Роль Евы сыграла британская актриса Миa Квини.

Ева жила в Венгрии, мечтала стать журналистом, вела дневник. На его основе и был снят сериал. В первые дни на "аккаунт Евы" подписался миллион человек. Сейчас эта цифра достигла почти двух миллионов.

Интерес объясняется форматом. Фильм выполнен по всем канонам ведения инстаграма: теги, стикеры, геолокации, опросы. А все что снято так реалистично, что киношники заговорили об открытии новой глави в документалистике.

Проект создан израильским мультимиллионером Мате Кохави и его дочерью Майей. Над ним работали более 400 человек, часть из которых - украинцы. Съемки проходили во Львове. 

Автор "Йода" и режиссер Ольга Гдуля связалась с художником-постановщиком проекта Владимиром Черемисом и поговорила о том, как проходили съемки и можно ли рассказывать таким образом украинскую историю.

Фото Олега Терещенко

"Нужна диктатура интеллигенции"

- Вова, спустя месяц интерес к "Еве" немного снизился, возможно авторы выпустят полноэкранную версию, чтобы вновь привлечь внимание к истории?

- Я так не думаю. Основная идея в том, что это художественный фильм, разбитый на "серии" для stories в Инстаграме. Эту платформу выбрали именно для того, чтобы создать ощущение реальности. Ты сама знаешь, как современная молодежь все воспринимает.

Хотя уже начитался критики, что, якобы, неэтично снимать о такой теме для stories. Но мы показали трагедию так, какой она была на самом деле. Фильм получился замечательный. И он нацелен именно на молодежь, которая ничего не знает о Холокосте.

Интересно получилось - сначала сняли "Еву", а затем вышел документальный фильм "Колыма" Юры Дудя. Обычно, я не смотрю то, что создает хайп. Но на этот раз решил посмотреть. И у него там история о том, что 50% людей в возрасте от 18 до 25 лет вообще не имеет представления о сталинских репрессиях, Колыме, БАН или коллективизации. Я уверен, что политика Владимира ... как его там?

- Владимировича.

- Так вот, политика ... ( "Йод" не распространяет маты в адрес глав государств, - авт.) ведет к похожему результату. Я вижу параллели. Люди, которые не учат историю, обречены ее повторять. Задача "Сториз Евы" заключается в том, чтобы напомнить, как это происходило, как люди убивали друг друга.

Я был во многих музеях Европы, в частности, в Нидерландах и видел бочки с очками, с кольцами - 200 литров объема полностью заполнены золотыми зубами. Представь, сколько людей через это прошли.

Когда я начал работу и собирал материалы для воспроизведения реальности 40-х годов, то наряду с фотоархивом Венгрии встречал фотографии из Польши и Западной Украины. Во всей этой хронике меня поразило то, что в погромах участвовали обычные люди. Фото, на которых гражданские - соседи фактически - вместе бьют евреев или издеваются над женщинами, срывают с них одежду, обрезают волосы. Им позволили совершать насилие. Я пришел к выводу, что в режиме безнаказанности люди проявляют свои темные стороны души. Поэтому считаю, что нам нужна диктатура. Диктатура интеллигенции.

"Не так страшны праздники, как обеденный перерыв"

- Расскажи, что больше всего запомнилось во время съемок?

- Момент развешивания символики. На одной из улиц мы завешивали дома - через одно окно - штандартами и свастикой. Конечно, с согласия мэрии, где нас попросили подвернуть все до съемок, чтобы не было шума и инфоповодов для "соседей".

Мы готовили улицу ночью, чтобы избежать толпы. Привезли штандарты, танк. Картина маслом! А днем ​​пришли актеры в костюмах нацистов - 150 человек, из которых 20 - львовяне, мы собирали массовку по всей Правобережной Украины с реконструкторских клубов.

Когда заклеивали на вагонах советскую символику фашистской, то в голове звучало: "От перемены мест слагаемых сумма не меняется".

Люди выглядывали из окон. Одна женщина вышла из подъезда, отчитала нас за шум - у нее дети спят, а сама пошла в другой подъезд. Может, у нее в нескольких подъездах дети спят, это же Львов 😃

Или история о 70 тюках для сцены на вокзале. Вязали их из одежды с местного секонд хенда. Все это стоило несколько десятков тысяч гривен. Мы сделали кассу продавцам на год вперед. Весь рынок помогал моим ребятам искать вещи нужных цветов.

- Трудно было такое обеспечить? Танк не купишь в супермаркете.

- Многие думают, что получить танк или многочисленную массовку -  очень трудно. Но не для меня. Благодаря контактам, в частности, организаторами фестиваля "Победа UA", один звонок - и есть танк или другая техника, другой звонок - и к нам едут мужчины в форме.

А вот что было трудно, так это найти фарфоровую вазу необходимой формы. Потому что режиссер себе придумал идею под вечер, а утром надо в кадр.

Или, например, обеспечить массовку пятнадцатью кожаными ранцами. Задача получили в восемь вечера. А съемки утром. Режиссер удивленно: "А что, нельзя где-то заказать?" Пришлось объяснять, что нет, к сожалению, во Львове специального магазина под названием "Все для съемок", где ровными рядами будут стоять кожаные ранцы образца 1944 года, а тебе лишь надо взять нужное количество.

- Как решили проблему?

- Когда начальство от паники бегало по потолку, мы поехали в "Эпицентр", купили картон, краску, брезент и кнопки для обивки дверей и за ночь все сделали. На общем плане выглядело, будто настоящая кожа.

Еще была история с венгерским архивом. Мне сказали, что в кадре дедушка читает газету. Нашел название левацкого издания, ведь наши герои не согласны с режимом нацистов. Далее по названию нашел сайт венгерского архива, там выпуск этой газеты за 19 мая 1944 года - как раз наша дата. Около 50 страниц, с двух сторон, отсканировано в pdf.

- Загрузил?

- Сначала я оформил подписку на венгерский архив. Все бы ничего, но там все венгерском! Ты читаешь и не понимаешь ни слова. Пришлось действовать наугад - надеялся, что навигация сайта более-менее стандартная. Пользовался словарем и переводил каждое слово.

Итак, подписка стоит 10 евро, я плачу, загружаю архив. Затем  немного осветил газету и отправил на печать. Но не все так просто, особенно со львовскими типографиями и их часами работы. "Сегодня праздник, не работаем".

Удивляюсь, как они деньги зарабатывают с таким графиком. Но не так страшны праздники, как обеденный перерыв. Я спланировал печать, заранее все отправил, рассчитал так, чтобы мой человек вовремя все забрала. И что ты думаешь? "Обед". Вообще, я считаю, что следующий этап для Львова - Черногория. Там начинают работать в 12, обед в 14:00, а в 16:00 все идут домой, зачем вообще тебе сдалась и работа.

- Как выкручивался?

- Отправлял в типографию в Киеве. Вечером отправил, там быстро напечатали, поездом передали и на утро у меня напечатан реквизит. Быстрее, чем во Львове.

- Какие-то сплошные ужасы о работе во Львове. А преимущества были? 

- Разве что архитектура - очень похоже на город событий.

- А как насчет техники, мебели, другого?

- Дом бабушки Евы мы устроили в трехкомнатной квартире на пятом этаже. Двери были слишком узкие, мы не смогли бы занести любую мебель, поэтому приходилось использовать то, что было под рукой. А под рукой было даже слишком много чего - сын владелицы квартиры коллекционер. Мы даже поделили комнаты по стилю: комната Евы и гостиная была в арт-деко, кабинет оформили в эклектике.

"Снимать тяжелые темы в формате stories - это очень круто"

- Как вы снимали - на телефон или камеру?

- Чтобы добиться максимальной реалистичности, мы все снимали с рук, без монтажа. Снимали принципиально с естественным светом, только в интерьерах использовали освещение. Пользовались еак обычным iPhone, так и Blackmagic (марка кинокамеры, - авт.) для "Селфи".

Благодаря этой идее, - а насколько мне известно, к нам никто так не снимал - мы сотворили революцию и вписали наши имена в историю.

- Как считаешь, у вас будут последователи?

- Безусловно. Я уже думал над тем, что можно снять в таком формате. Игровой фильм, который выглядит, как документальный.

- Есть такой стиль называется мокьюментари.

- Да, первый подобный фильм - "Ведьма из Блэр". Теперь все имеют смартфоны и любой может снимать что-то подобное. Мне понравился результат, особенно сноски, хэштеги, наклейки и бумеранги - ты веришь в реальность съемки.

- Сколько все это стоило?

- Я не уверен, что могу об этом говорить публично. Без "золотых унитазов". Где можно было экономить, мы экономили. Все выглядело довольно просто, но оно и по замыслу должно было выглядеть так.

- Что бы ты хотел экранизировать из истории Украины таким образом?

- События Голодомора. Недавно вышел в прокат полнометражный фильм о Голодоморе - "Гіркі жнива". Некоторые из моих знакомых настаивают на том, что больше ничего снимать о Голодоморе не надо - уже есть такой фильм.

- Это как в анекдоте: "Подарим ему книгу. - Зачем? У него уже есть одна!"

- Типа того. Я считаю, что новизна такого подхода - снимать тяжелые темы в формате stories - это очень круто. Потому что люди не пойдут смотреть про Голодомор в кино. Невозможно смотреть о голоде, жуя попкорн. Именно поэтому использование инстаграму может помочь. Там есть возможность ставить ссылки, хэштеги, это действительно поучительный проект.

Для меня эта тема стала важной, в том числе, благодаря "Еве". Никто не будет предупреждать, что заберут твоих детей, или нападут на твою страну. События просто происходят и ты к ним не готов.

За некоторое время до начала Второй мировой войны в кругах интеллигенции ходило мнение, что вот-вот что-то произойдет. Было ощущение нависающей угрозы. То же самое я чувствую сейчас. Война - это не когда "я сижу дома, пью чай, а в соседнем городе стреляют". Нет. Это когда "я сижу в подвале и им крыс, потому что я еврей и меня разыскивают".

Я считаю, что миссия проекта "Ева" - напомнить человечеству, как это все происходило на самом деле и что это может повториться снова, если мы не сделаем выводов.

- Какие, на твой взгляд?

- Искоренять зло в себе. И помогать друг другу с этим. Ведь 4 миллиона доносов во время репрессий было написано именно теми, кто жил рядом.

😢😢😢😢😢

Актер Андрей Клименков:

- Если быть честным, я сразу не очень воспринял проект, когда приходил на кастинг. Но в нужный момент мой агент Тина Браганец сказала пару фраз и дала понять, что можно отложить любые дела ради такого проекта, пусть и маленькая роль, которая была у меня. И она оказалась абсолютно права.

У меня есть близкий друг в Израиле, он со своей семьей принимал меня с женой в феврале. Так мы несколько дней обсуждали, как этот проект, так и события Холокоста, уже после выхода фильма.

Мой друг рассказывал, что в дни запуска фильма в свет, Тель-Авив был завешан билбордами проекта "Ева". 

Актер Станислав Бжежинский:

- Режиссер Мате Кохави очень четкий. Он точно знает, что ему нужно в кадре. Очень четко объяснил задачу и мизансцены. На съемочной площадке в Мате был невероятный порядок. Все его слушали с пол слова. Ни одного лишнего движения.

- Что касается темы Холокоста, то такие события нужно держать в памяти всегда. Очень хорошо, что Мате использовал лучший инструмент - instagram, чтобы донести эту историю до молодежи. Мне много знакомых школьников признавались, что за этим сториз следит вся школа. Настолько это им близко.

Ольга Гдуля
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту