Интервью с Андреем Халпахчи. О 50-летии "Молодости", уменьшении хлама в украинской киноиндустрии и влиянии стриминговых платформ на кино

В этом году кинофестивалю "Молодость" - 50 лет. Несмотря на пандемию и карантин, празднование пройдет вживую, но с небольшими изменениями. О них мы и поговорили с художественным директором фестиваля Андреем Халпахчи, а также о перспективах киноиндустрии во время пандемии и в эпоху стриминговых платформ.

- Андрей Яковлевич, чем сегодняшний кинофестиваль "Молодость" отличается от того, каким был 50 лет назад?

- 50 лет - это фактически треть истории мирового кино, потому что кино существует 130-140 лет, меньше 150. Кроме этого "Молодость" - это еще история страны. Изменения, которые связаны с независимостью, безусловно повлияли на развитие фестиваля.

Одно дело - фестиваль был какой-то частью событий в Советском Союзе, другое - это главное кинематографическое событие независимой Украины.

50 лет назад фестиваль начинался, как обзор студенческих работ института Карпенко-Карого. Это был чисто студенческий фестиваль и он возник, действительно, довольно неожиданно, потому что в Украине была более жесткая цензура, чем где-либо - в Москве, Тбилиси, Риге. Тогда даже некоторые фильмы, которые демонстрировались там, у нас, в Украине, были запрещены.

Непростые времена: 1970-й год, когда закончилась оттепель и начинались более строгие брежневские времена, тогда и возник фестиваль, с каким-то центром свободы.

Буквально в течение первых лет "Молодость" стала открытым украинским фестивалем для всех республик Советского Союза. И уже тогда была выработана формула фактически той программы, которая существует до сих пор: соревновались отдельно студенческие работы, отдельно первые короткометражные работы по направлениям - документальные, игровые и анимационные, и первые полнометражные игровые картины. 

И тогда это было поколение режиссеров, ставших классиками советского кино: Иван Миколайчук, Вадим Абдрашитов, Владимир Меньшов, Эльдар Шенгелая.

Я пришел на фестиваль в конце 80-х годов, во время перестройки, чтобы сделать фестиваль международным.

Тогда существовал один международный фестиваль - в Москве. Он был очень официальный. А то, что возникло в Киеве, когда приезжали люди из разных республик и могли свободно общаться, казалось немного странным. И уже во второй половине 80-х годов, когда ощущалась перестройка, мы начали приглашать первых кинематографистов социалистических стран - Польши, Чехословакии, Венгрии. Затем уже немного люди пришли даже из Финляндии и Израиля.

Наша команда состояла из меня и Алика Шпилюка, который сейчас больше работает на одесском фестивале. У нас тогда был свой киноклуб "Диалог", где опять же появилась возможность показывать фильмы, которые долго были запрещены. На экранах появлялись фильмы Бергмана, Копполы, Формана. 

Я помню в кинотеатре "Кинопанорама" показывали Пазолини - это были невероятные очереди, переполненные залы, делали мгновенный перевод, когда переводчики на слух переводили фильм в зале с микрофоном.

И нас пригласили в качестве консультантов, чтобы делать фестиваль международным. А дальше случилось то, что случилось. Украина стала независимой.

И вот в конце 80-х мы начали делать международный фестиваль, а фактически в 90-х я его возглавил, и в 1993-м мы его зарегистрировали официально как международный фестиваль.

Далее тоже были события, мы развивались. Фестиваль занял место не только в Украине, но имеет резонанс в мире. Ежегодно на "Молодость" приезжают и демонстрируют свои фильмы примерно 60 стран мира.

- Как пандемия повлияла на фестиваль?

- Пандемия влияет на всю индустрию. Мы в течение года много ездили на различные фестивали, имели возможность увидеть фильмы вживую, договориться, встретиться и пригласить каких-то актеров, режиссеров. Последний такой фестиваль был в феврале - Берлинский.

После этого крупные фестивали из-за пандемии были отменены или перенесены. Московский фестиваль, который должен был проходить в апреле, перенесен на конец сентября. Канны отменили вообще, Карловы Вары отменили вообще. Локарно отменили частично. Другие фестивали провели свои события онлайн, что все же не является фестивалем.

Понимаете, фестиваль - это не просто просмотр фильмов.  

В первую очередь - это экран, зал и общение людей.

Поэтому, безусловно, мы приняли решение, что будем проводить фестиваль. Это вызвало резонанс за рубежом, ведь неужели - неужели фестиваль будет в реале?

Еще один фестиваль, который должен состояться сразу после нас и вживую, это Венецианский фестиваль.

Безусловно, пандемия дала толчок поиска новых форм, которые так или иначе присутствовали в нашей жизни, но обидно, что не все смогут приехать на фестиваль. И, безусловно, ограниченность. Зал должен быть заполнен на 50 процентов.

Знаете, ощущение, когда ты представляешь картину и видишь переполненный зал, иногда сидели в проходах - это одно дело, другое дело - это когда наполовину заполненный зал. Ну что делать? Хоть так. Кроме того, у нас есть площадка под открытым небом, но и там должна быть дистанция в рассадке людей.

Венеция, например, сказала, у них вместо 50 залов будут работать только 15, и они говорят о потерях двух миллионов евро на продаже билетов.

- Вы подсчитывали потери?

- Трудно сказать, но если мы рассчитывали на полные залы, а будет 50 процентов. Хотя продажа билетов - это небольшая часть нашего бюджета, поэтому для нас это не так существенно, но все равно пандемия взяла свое. Мы должны тратить бюджет на пошив шести тысяч масок, антисептики и так далее.

- Кто из международных звезд приедет на "Молодость" праздновать юбилей? Десять лет назад, помню, приезжало много звезд из России.

- На сорокалетии были Жерар Депардье, Фанни Ардан, Софи Марсо, Кристофер Ламберт, Людмила Гурченко, Владимир Меньшов, Рената Литвинова. Во-первых, тогда была возможность сотрудничать с Россией, сейчас мы этого не делаем, потому что так или иначе - это страна-агрессор. А также интеллигенция, которая поддерживает Украину, не имеет возможности приехать, и мы не видим в этом смысла.

Что касается гостей из Европейского Союза, то такого звездного состава мы не увидим. Люди боятся, и мы это понимаем, хоть и планируем делать тесты ПЦР для гостей, чтобы они могли выехать уже с анализом и не быть на самоизоляции.

Вы видите, в Европе все ожидают, что будет вторая волна где-то в октябре. А на самом деле вторая волна во всем мире происходит именно сейчас.

Поэтому, действительно, вектор фестиваля в этом году - для внутренней аудитории. Хотя при поддержке Украинского культурного фонда нам удалось сделать мощную онлайн-платформу, которая позволит нашим коллегам на Западе быть участниками фестиваля, посмотреть фильмы и принять участие в интерактивных событиях.

- А все же, кого из гостей ждать?

- Приедет молодая актриса, американская звезда Иванка Сахно. Будет премьера фильма Let it snow, как особое событие на фестивале.

У нас есть традиция вручения почетного приза - "Скифского оленя" - за вклад в мировое киноискусство. В этом году его получит звезда Робер Оссейн, которого наша публика преимущественно знает по роли Жоффрея де Пейрака в фильме "Анжелика". Но он значительно большего диапазона актер и режиссер. Возглавлял Национальный Народный театр в Реймсе, в парижском дворце спорта ставил огромные спектакли: "Дантон и Робеспьер", "Человек по имени Иисус".

Сегодня ему 92 года, он готовит новый спектакль "Собор Парижской Богоматери", и к нему едет наша группа, чтобы вручить "Оленя" и записать его для зрителей "Молодости". В таком возрасте рискованно куда-то лететь. Но он абсолютно работоспособен и счастлив получить наш приз. Его мама, Анна Минковски, росла и училась в Киеве.

- На какие фильмы фестиваля советуете обратить особое внимание?

- Один человек не может пересмотреть пять тысяч фильмов, поэтому у нас работает команда.

Что касается конкурсной программы, которая состоит из студенческих короткометражных и полнометражных фильмов, я бы не хотел что-то выделять, потому что это сложный отбор. Мне легче комментировать нашу внеконкурсную программу. У нас есть 12 специальных программ.

Опять же, пандемия нам помешала в чем-то - некоторые украинские фильмы, которые мы ожидали, еще не завершены, а с другой стороны, в чем-то помогла, потому что есть украинские фильмы, которые ждали своей премьеры и не выходили на экраны. Поэтому сложилась замечательная программа украинских премьер. Это и новый фильм Романа Балаяна, и фильм Вячеслава Криштофовича "Предчувствие", и фильм Сергея Буковского о Валентине Сильвестрове.

Также нам очень важно, чтобы фестиваль имел воспитательную функцию. Поэтому у нас есть программа киноклассики, которая называется "Столетие великих".

Мы отбираем для нее работы актеров и режиссеров, которым бы исполнилось 100 лет. В 2020-м сто лет Юлу Бриннеру - очень известному актеру, который сыграл главную роль в фильме "Тарас Бульба" , и безусловно его звездная работа в "Великолепной семерке". Еще - замечательный японский актер Тосиро Мифунэ. И в этом году - столетие Феллини. Мы покажем мой любимый фильм этого режиссера "Ночи Кабирии".

Все фильмы киноклассики - реставрированные. Они фактически сделаны заново, в превосходном качестве.

Отдельно отметил бы детскую программу. Она конкурсная. Рассчитана на подростков от 10 до 14 лет. Именно в этом возрасте, по моему мнению, воспитывается человек как зритель. И наша задача привлечь внимание ребенка к фильмам, которые заставляют задуматься.

Вы знаете, у многих из нас есть дети или, как у меня, внуки определенного возраста. И безусловно, когда они видят картину из Афганистана, это для них потрясение, для детей, которые воспитываются в совершенно иных условиях. Это фильмы, которые ставят проблемы. Проблемы взросления детей.

Очень интересная программа, которую нельзя обойти вниманием, "Солнечный зайчик". Она существует с 2001 года и посвящена проблемам ЛГБТ. Программа до сих пор актуальна, потому что она шире, чем только разговоры о человеке, который выбирает сексуальную ориентацию. Это разговор о толерантности, отношении общества к людям с другой религией, с другими политическими предпочтениями, с другим цветом кожи. К сожалению, мы видим, что в мире и в Украине эти проблемы до сих пор актуальны.

- Будут ли в программе фильмы о войне, переселенцах?

- Безусловно. Например, фильм украинско-швейцарского производства "Забуті". Это как раз о переселенцах, о людях, которые сначала жили на грани, а потом поехали в Киев или в другие города Украины.

Это не война в чистом виде, но это проблема адаптации людей, которые отрываются от своих корней в связи с политической ситуацией, с войной. Это очень мощная, по моему мнению, картина, она уже имела свои премьеры в мире, была награждена на Варшавском фестивале прошлой осенью.

Одна из фестивальных локаций кинофестиваля - Дом Кино в Киеве. ?: facebook.com/molodistkiff
Материалы по теме
Режиссеру Феллини – 100: реально ли он крут или нас обманывают (объясняет кинокритик)

- Расскажите историю возникновения награды "Скифский олень". Кто ее автор?

- Это было в конце 80-х годов, когда мы создавали фестиваль как международный. В советские времена вручали хрустальные вазы, расписные тарелки - такие были призы. А, безусловно, каждый международный фестиваль имеет свой символ - золотая пальмовая ветвь, золотой медведь, леопард, тигр. Каждый ищет свой символ, и мы искали.

И тогда молодой художник, скульптор Волошин, предложил нам воссоздать из известных клейнодов Украины скифского оленя. Он нам разработал дизайн, олень был из бронзы, и мы его вручали в начале 90-х. Затем Волошин поехал за границу и оставил нам авторское права.

Позже другой киевский скульптор несколько изменил вид оленя, а затем украинский ювелирный дом Kimberl предложил сделать оленя драгоценным. Он из чистого серебра, позолоченный и с двумя небольшими бриллиантами. И, безусловно, еще добавляются денежные призы. С этим нам помогает на протяжении 20 лет наш партнер - компания МСЛ.

Олень, конечно, не бегает по Крещатику, но это наше животное, которое живет в наших лесах и очень красивое. Это такая реплика к нашему национальному символу, нашей истории.

- В этом году в Госкино было подано рекордное количество заявок на поддержку дебютных фильмов. Приблизительно 176. С чем вы связывайте этот всплеск?

- Я работаю в Совете Госкино по поддержке кинематографии. Как раз являюсь одним из тех членов жюри, который определяет победителей кроме экспертов. Действительно, в этом году было очень много проектов.

Понимаете, в середине 90-х были очень тяжелые времена, когда в Украине производился один полнометражный фильм в год или было 5 фильмов вообще украинских. За последние годы проведена огромная работа со стороны государства.

Мы обычно любим ругать власть, в плане культуры особенно, но здесь стоит отдать должное.

Мы имеем увеличение бюджета на кинопроизводство, на продвижение украинского кино.

За последние 10 лет очень многое сделано. Поэтому это дало такой толчок. Появилась индустрия. Потому что, безусловно, таланты в стране всегда были, но сейчас созданы условия для их реализации. 

С другой стороны, многое, что снимается - не все становится шедеврами, но это нормальный процесс. В мире иногда снимается такой хлам, что стыдно смотреть. Но то, что касается украинского кино, мы видим победы на престижных фестивалях, участие в престижных фестивалях. Ну как можно было мечтать, что каждый год мы будем иметь что-то в Берлине, Венеции, Каннах?

- В одном интервью вы сказали, что в Украине просят госфинансирование для того, чтобы освоить бюджет, а не снять хорошее кино и продать в мире.

- Киноиндустрия становится настоящей, когда продюсеры вкладывают или свои средства, или собирают их, и имеют не только государственную поддержку, но и внегосударственную. И это очень важно, что у нас появляются фильмы, которые снимаются на внегосударственные средства.

В этих случаях продюсеры задумываться, как реализовать картину. Потому что есть и негативное явление: получил государственные средства, заплатил гонорары, снял кино, а других целей и нет.  

Задача должна быть не только снять, а и заработать в реализации. И этот путь только начинается. Он нелегкий, потому что много лет не было опыта. И полноценной украинской киноиндустрии не существует.

Индустрия - это когда минимум 50 процентов расходов фильма отбивается на внутреннем и внешнем рынках.

В Украине не хватает кинотеатров. Их нет в маленьких городках и селах, поэтому рынок еще не очень развит. Но парадигма мышления у продюсеров меняется, и каждый день радуешься новостям, что украинские фильмы продаются на Амазон, на Нетфликс, выходят ограниченным прокатом во Франции, Польше где-то еще.

- Молодым людям, которые не прошли конкурс в Госкино и не получат финансирование, где посоветовать искать деньги для реализации своих замыслов?

- Существует пословица: "Талант найдет себе место". В основном, все, кто настоящий талант, пробиваются.

Да, государство не может финансировать много фильмов. Но Украина и не нуждается в производстве своих 100 фильмов в год. У нас нет рынка.

Во Франции производится где-то 250 фильмов полнометражных в год, в Польше - 35-50. Это и наше количество.

Кроме того, другая проблема: "у кого есть рот, тот и поет". Есть сценарии абсолютно неинтересные, есть люди, которые хотят снимать кино, но не понимают, что у них нет таланта. Это же трудно сказать человеку в глаза, что на самом деле ты не режиссер, не актер, не продюсер.

Где искать? Киноиндустрия много лет ждет закона о меценатстве. Он нужен, чтобы состоятельные люди охотно вкладывали деньги в искусство, культуру, кино. Для них нужно создать условия, уменьшить налоги. Это большая работа, которую должны выполнить законодатели.

- Сейчас модно говорить, что стриминговые платформы разорят кинотеатры. Чувствуете угрозу?

- Не верю. Меняются, конечно, какие-то формы в разные периоды, вот даже последние 50 лет истории кино - разные были волны: переполненные залы - потом отток, появление DVD, но все равно люди вернулись в кинотеатры.

Знаете, так говорили всегда: когда возникло кино, утверждали, что это уничтожит театры. Не уничтожило. Появление телевидения - уничтожит кино. Не уничтожило.

Не погубят стриминговые платформы кинотеатры. Да, будет в какой-то момент отток зрителей, но это другая форма.

Я помню свои ощущения, когда в 70-е привозили из Москвы мировую классику и показывали в бывшем Октябрьском дворце на огромных площадках какой-то фильм или сборник короткометражек Чаплина. Переполненные залы. И ты падаешь с кресла, смеешься вместе, это ощущение коллективного.

А когда ты смотришь эти короткометражки по телевидению или на компьютере, это абсолютно как футбольный матч смотреть не на стадионе, а дома.

Ощущение всплеска, когда энергия выйдет из тебя, - это очень важно в коллективном восприятии, поэтому кинотеатры будут существовать.

- А фестивали, которые на грани закрытия из-за пандемии, восстановятся?

- Восстановятся. Тот же Каннский фестиваль не ушел в онлайн, они его отменили. Потому что проведение такого фестиваля онлайн - это нонсенс.

Я помню, это было более 20 лет назад, когда уходил из Берлинского фестиваля его многолетний и лучший, по моему мнению, директор - Мориц де Хадельн. Наш хороший друг, которого мы тоже награждали за вклад в мировую кинокультуру. Он тогда сделал прием, пригласил коллег, директоров других фестивалей, и шла беседа, что фестивали будут со временем не нужны. Мол, зачем ездить в Канны, если через неделю можно эти фильмы на какой-то платформе посмотреть?

Понимаете, мы прошли всю эту историю за 50 лет, от факса до первых имейлов. Я помню, как жена Депардье - Элизабет - мне сказала, что она рассталась с Жераром из-за того, что у нас плохо работал телефон. Она ему не могла сюда дозвониться.?

Но Мориц де Хадельн сказал, что фестивали будут, потому что нам необходимо будет увидеть друг друга, смотреть в глаза, вместе поднимать бокалы, общаться. Ведь все же фестиваль - это праздник, от слова фест. 

???

Фото: Дарья Давыденко и пресс-служба "Молодости"

Анна Мамонова
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту