Интервью с журналисткой из Беларуси: "Наша страна охвачена не протестами, а любовью"

Корреспондент портала TUT.BY Виктория Ковальчук находится в центре минских протестов с самого их начала. Она убегала от ОМОНа в день выборов, а уже через сутки освещала происходящее в столице Беларуси. В интервью Йод.media девушка рассказала, что видела и как все это чувствует.

- Вика, как сейчас дела в Минске - чем город дышит и чем он живет?

- Я на днях для себя сформулировала, что город и страна охвачены не протестами, а любовью.

- Можешь объяснить, что это значит?

- По-моему, еще ни одна страна (по крайне мере на моей памяти) не выражала свой протест таким красивым и мирным образом. Не знаю, кто еще так показывал свое несогласие.

Когда мы увидели, какую физическую силу применяет к простым людям ОМОН и что силовики вообще делают, то мы (я имею в виду белорусов), поняли, что отвечать такой же агрессией – не выход. Насилие и коктейли Молотова – не тот способ, чтобы выразить свой протест, и люди показали совсем иные действия. 

Виктория Ковальчук.
Сейчас же мы можем наблюдать исключительно мирные акции, где белорусы просто выражают свою солидарность друг с другом.
?: © Виктория Ковальчук, TUT.BY

"Нас бьют, а мы дарим цветы"

- Люди начали выходить на протесты только после выборов? Или было что-то подобное и до 9-го числа?

- Первый массовый выход был 9-го августа. Но на самом деле еще до этих событий люди не раз выходили на Проспект Независимости (это что-то вроде Крещатика в Киеве) и устраивали акции против политических репрессий и задержания оппонентов действующей власти. Только в день выборов, 9-го августа, уже начались жесткие стычки с правоохранителями, задержания, зверские избиения и появились первые раненые.

Самое ужасное, что под горячую руку ОМОНа мог попасть каждый, даже человек, который просто прогуливался по городу или шел от метро домой. Люди, которые сейчас выходят из ИВС (изоляторов временного содержания), рассказывают такие истории, которые тяжело осознать и понять, как такое возможно и что это все происходит в моей стране.

?: © TUT.BY

- А как появилась идея с девушками в белом, которые просто стоят у обочин дорог?

- Это тот самый красивый и мирный протест, о котором я говорила. С самого утра женщины без всяких криков, лозунгов и прочего выходят на улицы своих городов и держатся за руки, выражая свое недовольство тем насилием, которое сейчас применяется к простому народу. Все корректно, в рамках законов. Мужчины подвозят им пиццу, конфеты, воду, короче, кто что может – то и предлагает, чтобы проявить солидарность. Эти женщины как-то отлично подметили: "Нас бьют, в нас стреляют, а мы дарим цветы".

?: © TUT.BY

А вот уже вечером девушки перемешиваются с парнями, и там начинаются более активные действия. Хотя все сейчас между собой договариваются о том, чтобы никто не провоцировал силовиков.

- Как вообще функционировал данный протест без интернета? Ведь в Беларуси несколько дней, по сути, не было доступа к сети.

- Да, интернет появился только утром в среду, то есть на 4-й день протестов. Пока что он более-менее стабильный, но проблемы с доступом еще иногда есть. А до этого кто-то скачивал VPN, кто-то еще другими способами обеспечивал себе выход в онлайн. Но часть населения все равно, считай, была отрезана от мира в этом плане.

Что касается коммуникации протестующих, то это социальные сети и телеграм. Мы на самом деле поражались, когда без интернета каким-то образом находили друг друга. Многие тогда шутили, что если мы такие сплоченные без связи, то что же будет, когда ее вернут?

- Одним из символов протестов в Беларуси стала песня группы "Кино" – "Перемен".  А что еще слушают и поют протестующие?

- Очень популярна еще и песня "Муры" Дмитрия Войтюшкевича (бел. - Зьміцер Вайцюшкевіч), под которую выходила Светлана Тихановская.

Оригинал песни "Муры":

Ремикс протестующих:

Хотя главный звук протестов – это автомобильный гудок – таким образом водители выражают поддержку мирным протестующим.

Вот гудки на улицах просто с утра и до вечера. Я даже когда дома иду в душ, где вообще ничего не слышно, все равно в голове звучат бесконечные сигналы машин.

"Изначально обещали, что журналистов трогать не будут"

- Видел, что журналисты тоже попадали под раздачу, в том числе и твои коллеги из TUT.BY. Как сейчас у них дела?

- Изначально нам обещали, что журналистов трогать не будут. Милиция должна была не препятствовать нашей работе, соблюдая тем самым законодательство. Но нарушать его начали еще перед выборами, когда с каких-то митингов журналистов просто так грузили в автобусы и увозили в отделы на несколько часов - якобы проверять документы. Силовики руководствовались тем, что чем меньше увидим мы – тем меньше узнают люди.

Вот, к примеру, на моего коллегу в Бресте не пойми из-за чего набросились 10 омоновцев, после чего связь с ним пропала. Только спустя сутки удалось узнать его местонахождение. Самое интересное, что его отпустили спустя 24 часа и сказали, что перепутали с каким-то человеком, который подозревается по уголовному дело. Вот как можно было перепутать, когда на нем была жилетка с надписью "PRESS"? Все эти журналистские нашивки мы разве что на лоб еще не клеем.

Или вот недавно был случай с редактором портала "Наша.Нива". Его задержали, когда тот ехал забирать свою жену, которая тоже работает журналисткой. В какой-то момент он просто пропал. Жене успел только отправить SMS з текстом SOS. Потом случайный прохожий нашел в городе его машину, которая была открыта, внутри лежали вещи редактора и компьютер. Только спустя двое суток этого мужчину вернули в Минск.

Самое обидное, что никто не отвечает за такие действия правоохранителей. Где-то кто-то только может извиниться, а вскоре подобные случаи повторяются. Но мы же понимаем, что кроме нас никто нашу работу не сделает, потому и чувствуется ее важность. 

- У тебя есть объяснения такой агрессивности силовиков?

- Не знаю, как это вообще можно объяснить. В данный момент происходящее напоминает геноцид своего же народа. 

Хотя люди не хотят верить, что свои же белорусы могут так жестко избивать друг друга.
?: © Максим С. для meduza.io

Потому, наверное, и появилась версия с российским ОМОНом. Хотя это, мне кажется, какая-то конспирологическая теория, которой пока нет подтверждения.

Те, кто выходили из этих изоляторов, говорили, что их заставляли петь гимн, ставили на колени и избивали, мочились на голову, угрожали посадить на бутылку, ножом срезали волосы девушкам.

В одном из районов Минска около такого изолятора находится больница. Люди, которые там лежат, рассказывают, что уже несколько ночей не могут спать из-за криков мужчин и женщин.

- Как потом эти люди будут жить в одной стране?

- Это сложный вопрос. Что касается маленьких городов, то там говорили, что ОМОН из одного населенного пункта перебрасывали в другой, потому что в своем городе их намного легче вычислить. Уже были случаи, когда контакты омоновцев сбрасывали в сеть и начиналась дикая травля их родных и близких.

Вообще, силовым структурам после всего этого будет нереально сложно восстановить какое-то доверие и авторитет.

Поэтому уже сейчас одно из главных требований протестующих – отставка всех министров-силовиков.

"Пока никто не хочет отвечать агрессией на агрессию"

- В Минске уже есть какие-то конкретные точки с баррикадами? Или все эти протесты передвигаются стихийно каждый день?

- Баррикад нет, они появлялись в первые два вечера, но после не возводились. Самое интересное: многие думают, что Минск – это центр протестных настроений, но потом видишь, что на забастовки массово выходят заводчане в разных регионах страны и говорят, что больше не могут это терпеть.

Я лично была на забастовке работников метро, и там женщина сказала такую фразу: "Я не хочу продавать жетоны людям со слезами на глазах". 

В такие моменты понимаешь, что реально проснулась вся страна.
16 августа около Стелы в центре Минска собралось более 200 тысяч человек. ?: © Вадим Замировский, TUT.BY

- Ты говорила, что последние ночи засыпала под взрывы свето-шумовых гранат. Можешь описать свои эмоции, когда ты столько лет прожила в тихой и мирной Беларуси, а теперь здесь же приходится засыпать под эти взрывы и крики людей?

- Знаешь, это очень странно осознавать. Кажется, что это фейерверки и сейчас где-то просто салют, пока не увидишь окровавленные лица людей. Когда в толпу кидали гранаты, то люди отвечали фейерверками – это удивительно. Пока никто не хочет отвечать агрессией на агрессию.

- Тебе не страшно ходить по улице?

- Это очень странное ощущение, когда после семи вечера ты думаешь: "А стоит ли вообще выходить на улицу?" Но это же не нормально, когда стремно вечером выйти в магазин. После того, как ОМОН нагло использовал машины скорой помощи, чтобы заехать в толпу протестующих, теряется вера вообще ко всему.

- Что лично тебе больше всего запомнилось за эти дни?

- Я была на Стеле (стела "Минск – город-герой" на Площади Победы в центре города. – Ред.) 9-го августа, где собирались люди, когда узнали результаты первых экзитполов. Тогда я пошла туда не в качестве журналиста, а просто прогуляться с друзьями. В какой-то момент к Стелле подъехало много автозаков, и за мгновения начался налет ОМОНа и дикий хапун.

Мы убегали во дворы, пытались спрятаться, в итоге оказались под каким-то детским грибочком в садике. Вот ты сидишь там и думаешь: "А долго тут нужно будет прятаться? Может, до утра? А что, если ОМОН поймает?". Тогда еще была надежда, что женщин бить не будут.

Я видела, как люди хаотично разбегались по дворам, а жильцы домов кричали им коды от домофонов, чтобы те успели спрятаться от силовиков. Вскоре омоновцы начали ходить по подъездам, поэтому бывало и такое, что люди просто сбрасывали протестующим ключи от своих квартир.

Где-то около двух ночи я оказалась уже у себя дома и услышала, что по двору бегает толпа людей. И я тоже им кричала и подсказывала, в какую сторону не нужно бежать, чтобы не попасть в руки ОМОНа.

Влад Омельянченко
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту