Фото: Amaury Gutierrez/Unsplash

История о том, как жить с биполярником. Часть 2

Завершающий эпизод исповеди девушки, которая очень любила своего отца, а потом возненавидела его, но нашла в себе силы его простить. Свою историю она рассказывает перед праздниками, потому что верит, чудеса случаются, и ее самое заветное желание - вылечить близкого человека, страдающего психическим расстройством - осуществится.

В прошлой публикации я рассказала, как впервые увидела приступ отца, впервые получила нервный срыв и как впервые осознала, что семью легко разрушить. Тогда я скрыла свое имя в целях безопасности, это же делаю и сейчас.

Это была негативная часть. Сейчас я хочу рассказать, как через боль, бездействие психиатров и полиции, а также собственную депрессию я пришла к реабилитации и поняла, что нужно, несмотря ни на что, быть счастливой. Это будет трудно, но финал этой истории - позитивный. Насколько это возможно в таких обстоятельствах.

Сцена 3. Я, он и первый приезд полиции

Из моих 17-ти лет, которые я прожила с отцом, ему неоднократно "срывало крышу". Я помню, как он поджигал вещи на нашей даче, преследовал мою маму в больнице, бросался на людей, которые спорили с ним. Однажды ночью даже приехал из Киева искать меня в лагере, который находился в Крыму.

К моменту, когда мама заставила отца платить алименты, мы жили бедно. Мама отдавала последние деньги на то, чтобы наша жизнь не изменилась. Но, конечно, она изменилась. И я никогда не забуду ее глаза, когда я говорила: "Мама, я обойдусь без фруктов", а она истерически кричала: "Нет, ты будешь получать витамины, чего бы это мне ни стоило!"

Я начала работать - сначала частным репетитором по языкам, затем пытками пробиралась на телевидение. У нас начали появляться средства, так что основная проблема с выживанием отпала. Но была и закадровая жизнь.

Фото для коллажа: Sydney Sims/Unsplash

Днем я - сильная и непоколебимая студентка, репетитор, журналистка. Ночью - разбитое дитя, которое не могло утолить истерику. Однажды я даже попыталась поделиться секретом об отце с подругой, однако она мне не поверила. Никогда не забуду эти слова: "Что ты говоришь? У тебя идеальный отец". И осознание того, что больше у меня нет лучшей подруги.

Тогда подключилась депрессия. Да, именно та клиническая депрессия, когда ты думаешь о суициде. Я до сих пор не призналась маме, но у меня были попытки самоубийства. Я не выдерживала и хотела, чтобы все закончилось.

С депрессией пришли проблемы с алкоголем. Утром - учеба, после него - работа, ночью - водка и вино. Я пила практически через день, сдерживая свою боль.

В таком состоянии я дожила до 20-ти. Рассказала о своих проблемах подружке из университета, которая видела, какой я приходила на пары. Она пыталась мне помочь, даже просилась приехать жить ко мне - но я отказывала. Потому что было страшно за то, что папа в любой момент может ворваться в квартиру и ей навредить.

Это произошло осенью. Я гуляла с друзьями возле дома, когда мне истерично позвонила мама. Она кричала: "Не поднимайся домой! Беги от подъезда, здесь отец!"

Думаете, я убежала? Конечно, нет. Вместе с ребятами из компании я залетела на 9 этаж, где была наша квартира. Папа с агрессией летел на маму, ее подружка стояла в дверях и кричала. Мои друзья, не думая, скрутили отца, попытались оттянуть его как можно дальше от двери. Однако он вырвался и по ступеням убежал на первый этаж.

Мама вызвала полицию. Благодаря свидетельствам очевидцев они записали в рапорте, что у отца "признаки психических нарушений". Мама спросила, а можно ли теперь отправить его в психбольницу, но те ответили, что нет. Нет оснований.

Фото для коллажа: Andre Hunter/Unsplash

Вечером мама мне рассказала, что давно пыталась узнать, что происходит с отцом. Самый подходящий диагноз - биполярное аффективное расстройство (БАР). Это когда человек одну секунду находится в мании и вдруг - в страшной депрессии. В фазе обострения такие люди становятся агрессивными и очень энергичными, это может длиться несколько месяцев. А потом, в период спада, они почти не выходят из дома, много спят, ни с кем не общаются.

Психиатры, к которым мы с мамой обращались за консультацией, говорили, что больные БАР осознают, что с ними что-то не то, поэтому от упоминаний причиненного ущерба могут давить боль алкоголем или наркотиками, либо не выдерживают и часто заканчивают самоубийством.

Возможно, у отца были эти попытки. Я не знаю. Так же как не знаю, были ли у него самые высокие проявления агрессии к людям, приводящие к летальному исходу. Но мне до сих пор больно об этом думать, ведь я не могу признать, что это все может касаться того моего папы, который спасал собак с улицы и посылал деньги на строительство церкви.

После очередного кризиса папа "затих" на три года. Мама начала восстанавливать свое внутреннее состояние, общаться с людьми. Я знала, что отец жив, что он даже нашел новую женщину. Конечно, от этого мне становилось больно. Но я ничего не говорила, потому что дочка понимала, что ее папа - одинок, а "эта" по крайней мере заполняет его пустую жизнь.

Он потерял друзей, семью, имел проблемы с работой. Вероятно, и финансово было не очень, ведь в эпизодах мании он разбрасывался деньгами направо и налево. Поэтому я не была против, чтобы рядом с ним была женщина.

Однако все остальное в его жизни меня почти не беспокоило. Ненависть к этому человеку превышала все возможные мысли о том, что все-таки это твой папа. И он болен. Я не хотела его видеть и планировала навсегда отрезать этого человека от своей жизни.

Но по мере взросления пришло осознание того, что пора спасать себя.

 Поэтому, когда ненависть поглотила меня полностью, я решила, что так жить нельзя. И начала все исправлять.

Сцена 4. Я, любовь и психотерапевт

У меня было несколько попыток пойти к врачу. Впервые я задумалась об этом еще в 17, но тогда не хватило смелости. И всегда были мысли: это произойдет снова. И считай, все, что мне поможет достичь психотерапевт, полетит обратно в пропасть.

Я честно пробовала ходить к врачам. Однако мне всегда что-то мешало: или работа, или недостаточное количество финансов, или банальная лень. Иногда и врач мне не нравился, чего тут скрывать. Но настоящий ответ был в том, что я не была достаточно готова себе помочь. И, как оказалось, стимулом в конце концов пойти на терапию стало то, что мои внутренние проблемы мешали строить доверительные отношения с парнем.

Вместе с ним я случайно попала на лекцию психотерапевта о том, как ненависть съедает человека изнутри. Тогда мой парень сказал: "Давай. Попробуй еще раз. Возможно, это тот самый человек, который тебе поможет".

Фото для коллажа: Volkan Olmez/Unsplash

После выступления я подошла к ней, попросилась на консультацию. Через неделю я уже сидела в кабинете на консультации и едва выжимала из себя то, что разрушало мою жизнь. В слезах, ненависти, боли я просидела у терапевта трижды. А потом - убежала.

Сейчас этот психотерапевт - один из экспертов нашего сайта. Я пригласила именно ее, зная, что она - крутой специалист и сможет рассказывать людям о депрессии, срывах и важности лечить себя.

Простите меня, Аня, если читаете эти строки. Я так и не объяснила, почему убежала. Но теперь я готова рассказать.

Сцена 5. Я, папа и мое будущее

В начале лета 2019 года, когда я проходила терапию, у папы снова произошел срыв. Это был сильнейший срыв за все время. Он поджигал двери, угрожал знакомым, бросался на меня, на маму, на бабушку, даже на подруг моей мамы. К октябрю он делал все, чтобы превратить нашу жизнь в ад. Я снова перестала спать, начала срываться на близких, ко мне вернулись провалы в сознании, когда от истерик тело буквально "выключает" на два часа.

Если честно - я думала, что не переживу этот период. Я так четко осознавала, что больше не хочу это терпеть, что снова начала думать о суициде. Меня достало, что полиция не может помочь, потому что у них "нет полномочий". Что психбольница не возьмет его на лечение, потому что на это нужно его личное согласие. Что даже если его поймают на угрозах другим - пока он кого-то не "грохнет", ничего не будет.

Меня просто задолбало то, что мы бессильны. Но больше всего меня задолбала я сама. Потому что внутри я была разбита на миллиард кусочков, которые не хотелось склеить.

Закончилось это в середине октября, когда мама написала заявление в полицию и дошла до главного следователя отдела. Она рассказала всю историю, предупредила, что не хочет возбуждать против отца уголовное дело, но если придется -  то копы будут буквально ночевать у нее дома.

Она даже ходила к отцу и просила его пойти на лечение. Но в ответ услышала, что это она делает из него больного, как когда-то сделала алкоголиком.

Фото для коллажа: Lee Jiyong/Unsplash

Сейчас мама понимает, что его не спасти. Он знает о болезни, знает об этом и с моих слов, ведь я тоже ходила к нему и просила начать лечиться. Но он не хочет признавать, что психически болен и не хочет себя спасти. А без этого человеку не поможет никто.

Я до сих пор плачу, когда вижу фильмы об идеальных семьях, потому что у меня была такая. Однако теперь я понимаю, что скоро наступит время, когда мне надо будет строить собственную семью. Поэтому я должна снять все барьеры, простить отца, себя, маму, простить этот неидеальный мир за неидеальное законодательство в Украине - и двигаться дальше.

Возможно, я начну помогать ОО "БАРвинок", которая занимается спасением этих людей и их семей вместо государства. 

Возможно, я наконец-то приду к маме и скажу, что она - необыкновенная женщина и самый сильный человек, которого я когда-либо встречала в своей жизни.

Или я просто забуду об этом периоде в своей жизни и втисну всю боль в какое-то творческое дело.

Я действительно не знаю, как будет дальше. Но я искренне верю, что когда-то эта система изменится - и люди перестанут стесняться ходить к психотерапевтам. И если моя история заставит хотя бы одного человека поделиться своей болью или пойти на терапию, я буду счастлива. Потому что знаю, насколько трудно подобное переживать один на один, и - самое главное - начать себе помогать.

Материалы по теме
Мой папа - биполярник. И это моя исповедь
Анна Вузова
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Людмила Ирха
Віка, "ця" тобі відповідає, я не буду "опускатися" до твого рівню, переходити на образи, від вас наслухалася в свою адресу багато "хороших слів", але для читачів, я не ховаюсь хто я, і не ображаю в смі твою сім'ю. І до мами твоєї ставилася з повагою. Мені тата твого також шкода. Бажаю тобі успіхів.
4 янв. 2020 г., 15:55
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту