Главный редактор "Барвинка": "Почему я должен танцевать вокруг ребенка?"

Дискуссионное интервью с Василием Вороновичем, который 30 лет возглавлял культовый журнал (интервью можно прослушать - подкаст в конце текста).

Редакция детского журнала "Барвинок" 24 июня сообщила, что больше не будет его выпускать из-за неспособности "бороться с влиянием виртуального мира на современных украинцев".

До столетнего юбилея "Барвинок" не дотянул 10 лет. Начиная с 1928 года воспитало не одно поколение детей и было пристанищем для украинских писателей и поэтов, таких как Всеволод Нестайко, Наталия Забила, Юрий Мушкетик.

Детские истории, загадки и поучительные заметки, которые наполняли каждый выпуск "Барвинка", обучали не только детей, но и родителей, рассказывая о культурном достоянии Украины и побуждая всесторонне развиваться. Вот почему многих задела за живое новость о закрытии журнала.

"Ребенку достаточно того, какой формат у нас есть"

- Василий Иосифович, официальная версия закрытия "Барвинка" - дети перестали его читать. То есть это основная и единственная причина такого решения?

- Украина, на мой взгляд, находится в подавленном культурном состоянии. Страна в этом плане деградирует, а чтение является одним из компонентов культуры. Например, в странах Евросоюза на душу населения приходится 7-8 книг, и в большинстве стран книга находится в потребительской корзине. В странах Северной Европы книг на душу населения приходится 12-13.

Это означает, что там книга продается. В Украине же эта цифра сохраняется на уровне 1 книги, а то и 0,8 от нее.

К примеру, маленький немец имеет лимитированное время на смартфон, игры и телевизор. Он читает, потому что сам этого хочет, и так его приучают. Наш обычный ребенок слышит, что ему нужно что-то прочитать разве что на уроках в школе. И то неактивно. Он кичится тем, что проводит в соцсетях 5-6 часов в день. То, что мы сходим с рынка - повод сказать: "Люди добрые, мы деградируем". Мы тешимся тем, что едем в Европу, имеем биометрику, но едем туда зарабатывать и делать неквалифицированную работу.

Ситуация с "Барвинком" является маленькой капелькой в ​​океане общей неутешительной ситуации в стране.

- Учитывая, какие сейчас дети, они не всегда не хотят читать. Иногда их просто не заинтересовывают, например, интерактивным вариантом подачи.

- Я знаю, что вы скажете дальше.

Люди не знают, что электронная версия "Барвинка" существует уже 4-й год. У нас есть покупатели в Сингапуре, Японии, Австралии, есть во всех странах Евросоюза, но это единичные случаи. Здесь другая проблема: несмотря на миллионые массы украинцев, выезжающих в западный мир, не так много кто с детьми - это первое. Второе, как правило, эти семьи как можно скорее пытаются интегрировать своего ребенка в среду страны пребывания.

Я перепробовал многое для развития журнала, чтобы заинтересовать ребенка: в 90-х было модно обложка с запахом, стерео картины ... Но мы ограничены в способах. Это не электронная вещь.

Мы предлагали развивать журнал "дочкам" канадского сервиса в Украине SmartPress, однако они не совсем поверили в то, что это будет успешным. Это так не работает. В Украине это еще и законодательная база, и общая культура.

Я исходил из следующего: "Почему я должен танцевать вокруг ребенка?" Я предлагаю ему добротный продукт. Я обязан говорить о том, что болит - что полезно есть, что нужно знать.

- То есть это было видение журнала - классическая подача ради образовательной миссии?

- Да. Я должен построить так журнал, чтобы дать на небольшом объеме, в 32 страницы, максимально необходимую для жизни ребенка информацию.

Я обязан говорить ребенку: "То, что ты пьешь и то что ты ешь, оно не полезное". Сегодня этого много по телевизору. Но я начал это еще 15 лет назад. И мы принципиально отказались от рекламы Coca-Cola именно с этой позиции.

И тут я на кого-то попаду, а кто-то не читает художественную литературу. Хотя мы печатаем того же Андрусяка, ту ж Малык – то есть раскрученных. Это детские авторы первой десятки.

Когда мы печатаем журнальную версию какой-то повести того же Андрусяка, то в журнале она обходится подписчику, скажем, в 10-15 гривен. А в книжном формате - 100 гривен. 

У журнала есть много инструментов, например, конкурсы, но все темы журнала должны быть полезными для детского развития. Книжка не имеет этого. 

Главный редактор журнала "Барвинок" Василий Воронович. Фото: УНИАН

- Я не могу сказать, что дети сейчас не читают литературу. Напротив, есть тенденция ко всему украинскому. Возможно, именно из-за соблюдения классического вы не смогли к ним достучаться?

- 30 лет - это очень много. Это 365 экземпляров, которые я подписал в свет. Для этого в разные времена по-разному происходило. В начале "нулевых" мы пробовали разнообразить. Я потом от этого отошел, когда понял, что ребенку достаточно того, какой формат у нас есть

Я не согласен, что нам надо разнообразить. Просто люди не предлагают ребенку этот журнал или книгу.

Я убежден, что в "Барвинке" достаточно того, чтобы ребенка заинтересовать. Вопрос в другом. Например, есть младшие школьники. Их родители находились в таком же младшем школьном возрасте где-то в начале 90-х или в середине. То есть их детство пришлось на кризис. Книг не было вообще физически. Все смотрели латиноамериканские сериалы, потом русские. Это поколение, которое в значительной мере не было в книжной культуре. И вот растет ребенок. У него нет дома книг, в библиотеку дорогу не знает, книги ему не цитируют, о писателях не говорят.

Связывайте это с этим, а не то, что необходима нетрадиционная форма подачи.

У меня пятеро внуков. Они выросли в семьях, где привыкли читать. Они не засыпают без сказки. Дети знают, что такое книга. Но я не могу, когда наступает этот фетиш вечером какого-то фильма. Хоть стреляй.

Мы, то есть сфера, которая занимается чтением, не можем конкурировать с огромной индустрией развлечений. Это невозможно. Я не хотел бы жаловаться, но у нас детским чтением никто не занимается.

Все философы, социологи вам подтвердят: мы деградируем. Это поколение выросло на масс-культуре. Специалисты вам подтвердят, что масс-культура не приучает человека к выводам, а приучает к легкого отношения к своим действиям, к результатам.

"Всех интересуют деньги"

- Какие цифры тиража можете назвать за последние годы? Существовала тенденция на спад?

- За первое полугодие 2019 у нас было 3500 подписчиков. Это равно количеству тиража издания, ведь оно в розницу не продавалось. Это мало.

Для некоторых изданий, которые могут иметь дополнительные источники дохода, этого может быть и достаточно. Однако за последние годы количество издания номеров журнала постоянно уменьшалась.

В нашем Уставе, а это наша Библия, это наш Коран, записано, что у нас нет позиции, что журнал создан ради прибыли. У нас написано, что в случае получения прибыли, она не распределяется между учредителями, а учредителями являются члены редакции, а идет на развитие журнала.

Если бы я решился вступить в каталог на второе полугодие, я бы не смог выполнить своих обязательств перед подписчиками, вместо шести, выпустил бы четыре или пять номеров. Я рисковал бы не выполнить нормы закона по зарплате минимальной - 4173 гривны. Бумага сейчас дорогая. А это не для меня. 30 лет ваш покорный слуга не на один день не опоздал с выпуском журнала.

- То есть издание не получало никаких дотаций, не поддерживалось меценатами?

- Да. В противовес мнений многих, "Барвинок" - это не государственный проект. У журнала есть владельцы - члены редакции.

Однако мы не получали финансирования из каких-либо других источников, кроме дохода самого издания. В нашем Уставе нет позиции, что журнал создан ради прибыли. Все деньги, которые получает "Барвинок", идут исключительно на его развитие.

По дотациям, во времена Кравчука как председателя Верховной рады наше издание получало финансовую помощь от власти. Однако дошло до того, что сумма дотаций не превышала стоимости печати издания за один месяц. И спонсорство прекратилось.

Понимаете, никому не интересно поддерживать проект ради его миссии или культуры. Всех интересуют деньги.

У нас даже был случай во времена Януковича, когда нам позвонили и предложили за "щедрое финансирование" возродить русскоязычную версию "Барвинка". Но я отказался и даже не закончил разговор.

Чтобы вы поняли, что такое "Барвинок" в другом измерении. Вы могли видеть или слышать в связи с выборами о полиграфическом комбинате "Украина". В те времена, когда строился этот редакционно-издательский корпус в 12 тысяч квадратных метров, его стоимость была три с половиной миллиона советских рублей. "Барвинок" в те годы, когда он строился, зарабатывал такую сумму за 2 года и 8 месяцев. "Барвинок" ежегодно давал более миллиона рублей, а это стоимость стандартного 16-этажного дома.

Обложки "Барвинка" с 1928 по 2019 года
1928/1957/1959/1969/1981/1988/1989/1990/2010/2012/2018/2019.

- Тогда как выживают другие детские издания в Украине?

- Понимаете, принято так: есть издание. У него есть один, два, три владельца. Затем создается редакция, и им ставится задача - прибыль. Благодаря рекламе, выпрошенным дотациям у госорганов и тому подобное. Но это не для меня. Мы не так смотрели на наш продукт - мы его не продаем. Поймите: в культуре многое делается иначе, не надо смотреть на нее глазами бизнеса.

- То есть вы не считаете, что к досадной ситуации с "Барвинком" привели и ваши ошибки как редактора?

- Мы не можем бороться с внешними обстоятельствами, окружающим миром. Мы живем в обществе, в котором все навязывают и все подвергают форме, шаблону. Я решил не создавать себе проблем и заблаговременно сойти с рынка. Конечно, что-то и мы недоработали.

Если бы пришлось все делать с самого начала, я бы сохранил направление журнала, но нашел компанию, которая его продавала. Я бы прошел путь с электронной версией, однако под кабмин с просьбами я бы не ходил точно.

- Но многие детские издания остаются на рынке, в том числе и благодаря рекламе и дополнительному финансированию. Если "Барвинок" не шел этим путем, то благодаря чему он был настолько популярен?

- "Барвинок" - это тот журнал, который говорит о чтении и прославляет книгу. У нас в среднем пишут о 15 темах, однако центральной всегда была литература. Мы печатали не просто лучшие произведения, а открывали новые литературные имена.

Напомню, что "Незнайка" Носова впервые был напечатан в нашем журнале и вышел именно на украинском языке. Юрий Мушкетик впервые почувствовал себя писателем именно в "Барвинке". Почти все произведения Нестайко, кроме "Тореадоров", тоже прошли через наш журнал. Литературу стоит чтить. А в стране, где культура чтения исчезает, это делать трудно.

Две важные цитаты 

- В последние дни все говорят о "Барвинке", уже шутят - ты надоел. Звонит человек, казалось бы, патриот. Приди возьми "Барвинок". Школа - "Барвинок". Патриотическая организация - "Барвинок". Никто ничего. Или почти никто ничего. Мы, украинцы, вспыхивает как спичка. Мы готовы поддерживать, мы готовы то-се. А потом отец выпьет пиво, купит пачку сигерат, которая дороже стоимости одного экземпляра "Барвинка", но "Барвинок" никто не подпишет. Надо немножко смотреть на нас самих иначе.

- В соцсетях устроили аукцион. Десятый номер журнала "Барвинок", подписная стоимость его была 11 гривен с копейками, продали за 520 гривен. Нам передали деньги. И еще нам собрали деньги и мы сделали 30 подписок для детей-сирот воинов АТО. Хотя в тот же момент мы потеряли все свои деньги в банке, который обанкротился. Это один из 100 банков, когда был банкопада.

📚📚📚

Накати скорей 100 грамм – и беги к нам в Телеграм!

Ты не пьешь? Кури бамбук – и запрыгивай в Фейсбук!

Вика Степаненко
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту