Львовский рэпер Палиндром экспериментирует со стихами Шестидесятников и показывает советскую архитектуру: интервью

Первый альбом 25-летнего Степана Бурбана назвали одним из лучших независимых записей прошлого года, а на днях он опубликовал новый релиз "Стены имеют уши".

Парень 10 лет занимался рэп-музыкой (Глава 94, Кашляющий Эд), но пока сосредоточился на своем новом проекте Палиндром, экспериментирующем с разными жанрами - от нью-вейва к синти-попу. Все песни он записывает и сводит самостоятельно, сознательно отказавшись от записи в студии. А в видеоряде к ним - его он тоже выбирает сам - показывает Львов таким, как его знают только местные: с украинской советской архитектурой, мозаиками и эстетикой монументализма.

Йод.media созвонился с артистом, чтобы поговорить о тематике нового альбома и о том, почему он стал на защиту архитектуры своего детства.

? Кристина Соломончук

- Степан, твой новый альбом "Стены имеют уши" начинается со старой телевизионной заставки. Это интро к выпуску новостей?

Это джингл из заставки, с которой в 90-е начинал свое вещание УТ-2. Я выбрал ее, потому что мне нравится ретроспективная эстетика. Мое детство - это телевизор, каналы той эпохи и вся их тематика.

Также есть момент вдохновения от других исполнителей. Я очень люблю Boards of Canada и считаю их своими соулмейтами в музыке. В 90-е они использовали для интро своего альбома джингл из американской рекламы, что-то очень локальное и понятное только им. Когда я его впервые услышал - сразу вспомнил УТ-2. Так, наверное, и пришел к этому.

- Все тексты и музыку ты пишешь сам, но в этом альбоме есть один стих украинского поэта-шестидесятника. Почему такой выбор?

- Это уже второй раз. На первом альбоме я тоже обращаюсь к творчеству украинского диссидента Ивана Коваленко. Стараюсь исследовать историю этого движения, потому что мне это почему-то очень близкое.

Мне очень нравится его детская поэзия за то, что она моментами очень взрослая. Я был очень удивлен, когда дочь Коваленко запостила мой трек "За небеса" на своем сайте. Написала, что это очень неожиданное в музыкальном плане решение. Поэтому в этом году я написал ей, что снова хотел бы использовать стихотворение ее отца. И она без возражений согласилась. Мне нравится, когда у каждого трека на альбоме есть какая-то внутренняя история. 

- Так, как песня "Маугли"? Она завуалировано касается темы Скниловской трагедии. Это что-то личное? Почему ты решил к ней обратиться?

- Начну с того, что песня "Маугли" не попала на второй альбом. По стилистике этот трек напоминает нью-метал 90-х, а я в конце концов сделал релиз в более холодной эстетике синти-попа.

Что касается Скнилова - я очень хорошо помню тот день. Это было 27 июля 2002 года. Мы с бабушкой ходили по местному рынку, пока в небе кружили самолеты. Я не понимал, что происходит, почему их так много?

Аэродром был недалеко от моего дома. И я просил, просто умолял бабушку пойти посмотреть на авиашоу. Так получилось, что она отказалась. А после обеда я заметил, как по району начинают ходить люди, как в Сайлент-Хилл: в крови, дезориентированы, координация никакая, будто навеселе. Я не понимал, что происходит. Это было очень страшно.

Я всегда считал Скнилов, эту территорию своим домом, поэтому это отложилось в воспоминаниях как трагедия, коснувшаяся меня. Если углубляться в политическую ситуацию этой катастрофы - мне не очень нравится, как тогдашние "вершки" разобрались с этой ситуацией. Нашли крайнего - пилота. Посадили именитого летчика на 15 лет, он до сих пор выплачивает три миллиона гривен за этот самолет государству. Помню меня это очень тронуло, поэтому в своем треке я и говорю об этом: "Справедливость мертва, как петля, пан Топонарь". Пою о том, что в этой стране до сих пор нет справедливости, а из тебя делают козла отпущения. Понимаю, что родственники погибших ему никогда не простят, но это не он захотел их убить. Вопрос: ради чего туда надо было пускать людей? В цивилизованных странах так никто никогда не делал.

- Для жителей центральной и восточной Украины до сих пор странно, когда львовский музыкант показывает в своих видео не тот исторический Львов с брусчаткой, а местное украинское советское наследие. Откуда такой интерес?

- Если бы я демонстрировал всю ту прекрасную архитектуру, которая есть во всех списках топ-10 мест Львова для туристов, в частности Оперный театр, не было бы это каким-то мейнстримом и издевательствам над собой? Но у меня есть объяснение, почему так.

Во-первых, я сам родился и вырос в таком доме, в таком "спальнике", построенном во времена правления той машины, вакууме, в котором жили наши родители, деды, бабушки. Сейчас живу в таком доме.

Через свою музыку я ретранслирую локальное. Такой у меня выбор, так я чувствую свое творчество.
? Кристина Соломончук

В советском союзе очень много потерянного и забытого в плане архитектуры. Чего стоит здание с обложки моего первого альбома? Это дворец культуры, построенный в 1982 году - советский монументализм во всей красе.

Ребенком я никогда не задумывался, какое это здание красивое, но когда стал взрослым - понял. Начал видеть эту красоту в сооружениях, мозаиках, панно из той эпохи. Это все искусство. Все политическое я держу на дистанции. Меня интересует только то, что туда вложено с творческой точки зрения. И только оно.

Такой Львов мне ближе, чем тот, о котором говоришь ты. Как по мне, очень много стильных вещей, сделанных в те времена - от дизайна пачки сигарет "Космос" до дизайна той же "Волги". Конечно, частично оно все где-то под шумок украденное, но все равно оно стильное. Мне кажется, оно подходит к той музыке, которую я делаю.

- А как ты относишься к тому, что сейчас те же мозаики постепенно вытесняют... 

- ...потихоньку перекрывают металлическим забором и клеят там объявление "Акция на пиво"? Как я могу к такому относиться? Недавно я участвовал в проекте, который делает Центр городской истории во Львове - он еще только в разработке, где рассказал о наследстве своего района.

Повторю свое мнение. Я не считаю, что надо просто так все валить. Неизвестно, ради какого удовольствия. Конечно, все сейчас базируется на деньгах. Но если даже сохранить тот же дворец культуры Лорта у меня на районе - думаю, когда-то я захочу прийти туда со своим ребенком, если он у меня будет, и рассказать о своем детстве, показать ему эту постройку не на фото или видео, а так, чтобы он мог ее пощупать, лучше все прочувствовать.

Мне не хочется жить в городе-музее, но ничего нет хорошего и в том, что город становится пластмассовым, набитым новыми красивыми домами с желтым фасадом. Почему-то все равно мне роднее этот цвет, потертый и серый.

? Кристина Соломончук

- А мозаики?

- Сама знаешь, ежедневно с ними происходит какая-то новая история. Интересный пример - мой клип "Праздничный". Для него я снял четыре классные мозаики - на тему детства, космонавтики, еще чего-то. Они были на территории школы "Рассвет", фактически в моем районе. Сейчас их уже нет. Старшие дяди объясняют, что сделали это ради детей - они сыпались и это опасно. Но в цивилизованных странах так не делается. Есть возможность реконструкции. Все можно сохранить. Просто людям не до этого. Они считают, что это прошлая эпоха, не имеющая ценности.

Я против такого. И стараюсь при любой возможности об этом говорить. Когда я снимал, думал, что, возможно, когда-то их не станет, учитывая ситуацию. Но не думал, что это произойдет так быстро. Это реально страшно.

- Еще один личный вопрос. Ты часто вспоминаешь свою бабушку, даже посвятил ей свой дебютный альбом, в котором так много личного. Не страшно быть таким искренним? Обычно такие вещи держат при себе.

- К проекту Палиндром я шел всю свою сознательную жизнь. Нашел и выдохнул с облегчением - здесь я могу делать все. Это, как комнатка, где стоит чайник. Каждый заходит, что-то пьет, делится своими ситуациями, жизненными переживаниями.

А почему я посвятил его бабушке? У нее день рождения 1 сентября. У меня тоже. Первый альбом тоже вышел 1 сентября. И я решил, что это подарок. Бабушки нет с 2013 года, но почему-то я решил отдать дань ее памяти еще раз, потому что она фактически меня воспитывала. Плюс творчество на 70 процентов состоит из всего детского, и она там неотъемлемый образ.

- Раньше артисты мечтали о статусе народного, а о чем мечтают молодые исполнители?

- Я, наверное, мечтаю о концертах. Чтобы их было достаточно. Кроме зарабатывания денег - это еще и обмен энергией с людьми, которые тебя слушают.

Сейчас у меня альтернативная занятость - занимаюсь видеомонтажом, но это коммерческие проекты, которые не несут никакого творчества, только зарабатывание денег. Хотелось бы существовать за счет своего творчества. Это не значит, что хочется продаться. Лет 4-5 назад я согласился бы на любое продюсерское предложение. Сейчас уже нет.

- Поэтому ты отказал продюсеру ALYONA ALYONA?

- Я уже достаточно много об этом говорил и подумал, не работает ли это против меня? Не эксплуатирую ли я образ независимого андеграундного исполнителя, который кичится, что не подписал контракт?

На самом деле это еще до Палиндрома. Иван Клименко, тогда он еще только запускал ALYONA ALYONA, пригласил меня в Киев как Кашляющего Эда и одного из основателей рэп-проекта Глава 94. Я отказался, потому что не почувствовал в себе силы делать такие шаги. Это предполагало переезд в Киев и сольный путь, а я тогда все ставил на группу.

На сегодняшний день я осознал, что не смог бы работать под крылом какого-то продюсерского центра, когда музыка превращается в ответственную деятельность: в тебя вкладывают деньги, которые ты должен отрабатывать. 

Мне комфортно творить самому. Получать удовольствие от музыки и искать что-то новое, а не работать только в одном музыкальном жанре.
? Кристина Соломончук

- То есть ты работаешь без бизнес-стратегии?

- У нас есть стратегия, как продвигать второй альбом, чтобы его услышало больше людей, но нет стратегии, как зарабатывать на этом деньги.

- Твой первый альбом ты записывал и сводил дома самостоятельно. Со вторым было так же?

- Сначала я решил писать его на профессиональной студии у своего друга, со звукорежиссером. Там, где раньше писал рэп. Но мы сделали один трек и я увидел, что это совсем не тот вайб. Теряется своеобразная философия. Поэтому я одолжил профессиональный микрофон и снова начал писать все дома.

Но скачок в качестве состоялся. Я посмотрел на ютьюбе, как люди сводят треки и немного с этим поработал. Это нужно для того, чтобы на меня больше обратили внимание люди, которые являются эстетами и гурманами музыки. Если честно, я не сторонник какого-то сверхкачества - мне кажется, что это не самое важное в наше время.

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту