"Искусство Майдана не должно превратиться в историю о Ленине и бревне"

Культуролог Наталья Мусиенко о том, как революционная зима 2013/2014 года изменила не только политику, но и украинское искусство.

Украинцы встречают шестую годовщину разгона студентов на Майдане Незалежности в ночь 1 декабря с теми же вопросами, что и раньше: кто спланировал и какие цели преследовал на самом деле? Ведь избиение студентов стало историческим моментом, который запустил тернистую цепь событий, которые, мало сказать, изменили Украину. Они изменили мир. Потому что Крым, война, санкции...

Отображением всего, что происходило на Майдане после избиения студентов Беркутом, стало публичное искусство.

Именно его максимально полно пыталась зафиксировать культуролог Наталья Мусиенко с первых дней протеста. Собранный материал уложился в книгу "Искусство Майдана" и мобильную выставку украинских художников.

К шестой годовщине тех знаковых для нашей событий "Йод" встретился с пани Мусиенко, чтобы вспомнить, как это было. Но наш разговор очень быстро перескочил на тему: как это должно быть.

- Наталья, вы были непосредственным свидетелем того, как творилось уличное искусство во время протестов. В момент к вам пришло осознание, что это превращается в культурное явление, которое необходимо фиксировать?

- 26 ноября 2013 года, когда еще теплилась маленькая надежда на подписание Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС на саммите в Вильнюсе, я представила публике свое исследование о художественном пространстве Киева: "Kyiv Art Space". Презентация состоялась возле Майдана Незалежности. Гости говорили об искусстве и политике. Вернее наоборот: о политике и искусстве. Никто из присутствующих не мог себе представить, какой будет для Киева зима, что неотвратимо приближалась.

Тогда, в водовороте событий, что не оставляли времени на подробный анализ, я поняла: надо максимально записать все, что происходит. Уже тогда, после первой крупной демонстрации стало очевидной яркая художественная окраска протеста, а также необходимость фиксации революционного творчества.

Участники акции студентов, которые прошли многотысячной колонной от памятника Шевченко на Евромайдан, в Киеве, в четверг, 28 ноября 2013 г. Фото: УНИАН

- Была ли какая-то трансформация искусства Майдана?

- Оно прошло путь от карнавального к сакральному, органично соединило в себе элементы авангарда, массовой культуры и высокой классики, что характерно для нашей эпохи постмодерна.

Главным символом и центральной установкой Майдана стала "Євроялинка" или "Йолка" - покрыта разнообразными плакатами огромная структура для новогодней елки, установление которой послужило официальным поводом для разгона студентов.

Плакаты на ней менялись и дополнялись в зависимости от ситуации. А мировые СМИ быстро сделали ее известной. В августе 2014 инсталляцию было передано Музею Майдана для сохранения, проведения описания и атрибуции каждого из ее элементов.

Вообще, инсталляций на Майдане хватало. Потому что это, прежде всего, общественное пространство. Например, известный своей альтернативной городской навигацией киевский дизайнер Игорь Скляревский установил на Майдане информационные таблички, которые помогали протестующим находить кухню, пункты поселения, обогрева, инфоцентры и тому подобное. Также Скляревский был автором плакатов и наклеек с призывами "Підняти попу і вийти на Майдан".

- Какая атмосфера царила в художественной среде?

- На Майдане были художники разных видов и жанров искусства, с разными политическими взглядами, разного возраста и пола. Там были писатели, поэты, графики, дизайнеры, карикатуристы, стрит-артисты, кинематографисты, скульпторы, архитекторы, артисты театра, кино, цирка, дирижеры, композиторы и певцы. Майдан их всех объединил и показал миру творческий потенциал современной Украины, акцентирующий ее европейский цивилизационный выбор.

В декабре 2013 года на Крещатике появился "Художественный Барбакан" по аналогии фортификации для защиты подступов к городским воротам. Такие укрепления в позднем Средневековье принимали на себя первый удар врагов и давали возможность закрыть ворота в основной крепости.

"Барбакан" сразу превратился в постоянно действующую выставку анархического искусства, где собирались художники, киношники, писатели, музыканты и философы: проводились лекции по протестному искусству, литературные чтения, велись дискуссии.

Фото @livejournal Дмитрий Десятерик

- Среди художников, которые стали известны во время протестов, преимущественно мужские имена: Иван Семесюк, Олекса Манн. Женщин действительно было меньше?

- Никогда в гендерном аспекте не смотрела на Майдан, потому что мне кажется, что были все. И женская сотня, кстати, тоже была. Только во время событий на Грушевского остались преимущественно мужчины. Я с удивлением посчитала, что в нашей выставке гендерный баланс соблюден: 50 на 50. Мы не ставили себе это целью, но так получилось. Возраст наших художников совершенно разный. Молодой Анастасии Некыпиле тогда было 18 лет, а старшие - это участники нескольких революций, как, например, Вышеславский.

Глеб Вышеславский

То, что, например, Ивана Семесюка знают больше, значит, что он больше работает над своим продвижением. Молодец. У него есть прекрасная серия "бендерики", остатки которой выкупил музей Майдана. Я считаю, что эти работы, как и произведения многих других, должны быть в музее.

Работа Ивана Семесюка

"Искусство Майдана стало декоммунизацией украинской культуры"

- Как последствия того периода ощущаются в украинском искусстве теперь?

- Мне очень жаль, что уличного искусства Майдана в центре города сейчас не осталось. Только граффити Иконы революции, но и они уже переписаны и вандализованы. Я очень испугалась, когда в какой-то момент не увидела скульптуры Новая Украина, а потом позвонила в музей Майдана и узнала, что она у них.

Однако тогда рождалось не только визуальное искусство и скульптура, но песни, поэзии, прекрасный короткий метр от студии "Вавилон'13". Это все, к счастью, зафиксировано и останется нашим наследием. Оно фактически стало той декоммунизацией украинской культуры. Революция достоинства родила современных героев.

Изображения Тараса Шевченко, Леси Украинки и Ивана Франко (арт-проект "Иконы революции") на одном из зданий на улице Грушевского в Киеве, во вторник, 11 февраля 2014 г. Фото: УНИАН

- Интересно ли искусство Майдана на Западе с художественной стороны, а не только социальной и политической точек зрения?

- Майдан и его искусство стали частью имиджа Украины. Заинтересованность наблюдаю благодаря нашей странствующей выставке. Ведь видение событий глазами художников является попыткой раскрыть суть экзистенциальных процессов, которая невозможна в сухих сообщениях прессы. Среди 18 локаций, где побывала, 11 - в Украине, пять - в США (сейчас там ей заинтересовался еще и Канзасский университет), одна - в Нидерландах, две - в Великобритании.

Фото представлено организаторами выставки.

Если студент из Великобритании находит нас в сети и не только представляет в своей школе странствующую выставку, но и пишет об этом исследовании-книгу, для которой мне было приятно написать предисловие, - то да, искусство Майдана интересгл. Если студенты из университета Кента и Великобритании находят нас в сети и делают выставку украинских художников частью своей большой экспозиции "Искусство на баррикадах" - то да, искусство Майдана интересен.

Оригиналы работ нашей выставки имеют разнообразную технику исполнения: живопись, ассамбляж, коллаж, фотография, видео, вышивка. Концептуальной основой выставки является представление работ в форме плакатов. Это символическое обращение к временам Майдана позволяет мобильно показать выставку в разных местах, избежать расходов на транспортировку и страхование.

У нас есть различные печатные версии: украинская и американская. Нидерландская потерялась во время странствий - и такое бывает. Британские остались в университетах, ее принимали.

Украинский сохраняется там, где и родилась - в офисе Программы Фулбрайта в Украине и готова к дальнейшим путешествиям. Если есть заинтересованные, обращайтесь к нам с Марьяном Луньевым. Он воодушевленный и неизменный арт-менеджер выставки, ее участник, а также дизайнер книги "Искусство Майдана" во всех ее разноязычных версиях.

Марьян Лунив. Аркан

Важным является предчувствие войны в искусстве Майдана. Недавно я говорила об этом в двух университетах. Сначала в Колумбийском университете - на конференции, посвященной пяти годам войны на Донбассе. Потом - в перемещенном Горловском институте иностранных языков, который сейчас работает в Бахмуте. Понятно, что одна и та же тема звучит по-другому - на расстоянии 8000 км и 30 км от войны.

Время течет быстро и многое стирает. Документация, фиксация, сбор воспоминаний и артефактов Майдана являются бесценными. Для меня самыми важными слоганами Революции достоинства остаются два. Первый - "Я дышу свободно", который я  вынесла на обложку своей книги. Второй - "Капля в океане". Все мы, в том и числе и художники, были этими каплями. И каждая капля является уникальной.

Важно бережно хранить память об этом, остерегаться и избегать синдрома Ленина с "бревном". Есть такая картина советской эпохи "Ленин на субботнике". Может, помните?

Наталья Мусиенко, Совет Европы Ностры. Европейский инвестиционный банк, Люксембург, 27 ноября 2015. Фото: prostir.ua

- Если честно, не очень.

- Сюжет прост: в 20-е годы Ленин на субботнике нес бревно. А потом вокруг этого бревна появилось столько мифов в советской культуре: кто нес это бревно, сколько людей несло, какое бревно нес Ленин. Почему я об этом вспомнила? Через несколько лет может оказаться, что только "Ленин" был на Майдане и нес бревно, что там было только пять великих художников, а всех остальных не было.

- То есть нельзя говорить, что кто-то попал в нерв того времени лучше?

- На Майдане не было больших и маленьких художников - все были каплями в его океане. В этом и есть сущность Майдана. За полвека до революции Достоинства Василий Симоненко написал стихи "Капля в море".

На світі законів немало,
Я нагадаю один:
Щоб море не висихало,
Потрібно багато краплин.
Але в штормову годину,
Як море бурунить гнів,
Потрібна зайва краплина,
Щоб вийшло воно з берегів.

 

Фото представлено организаторами выставки.

Хочется, чтобы Майдан остался в нашей памяти как территория искусства, как всплеск - не только революционный, но и художественный.

Именно это я пыталась сделать в своей книге "Искусство Майдана" (2015), которая была переведена на английский (2016) и немецкий (2017) языки. Она является рассказом очевидца событий и не претендует на энциклопедичность. А вот академическую энциклопедию искусства Майдана обязательно нужно создать. Такое серьезное исследование требует времени, средств и профессиональной команды исследователей и художников. Ведь Майдан и его искусство является не только нашей историей и составляющей имиджа Украины, но и новейшей культурным наследием.

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту