Новоназначенная пресс-секретарь президента: "Украинские политики не умеют посмеяться над собой. И это проблема"

Пресс-секретарем президента Владимира Зеленского стала журналистка Юлия Мендель. Указ подписан 3 июня. "Йоду" удалось встретиться с Юлией и поговорить о ее новой работе.

- Как первый рабочий день в Администрации?

- Безумно. С 8:25 уже встречи, а завтра - в Брюссель. Меня еще вчера попросили подготовить сумку, потому что сегодня могу не успеть. Это первая поездка президента за границу, огромная ответственность.

- Юля, расскажи, как происходил конкурс на должность пресс-секретаря?

- Когда я прочитала новость о том, что объявлен конкурс, то была в Копенгагене со знакомой. Она мне сказала: "Подавайся". И все мне говорили: "Слушай, мы тебя там видим". Все - это люди, которые либо не связаны с политикой, или мои друзья, или знакомые. И я подумала: "Была не была".

Я подалась в пятницу вечером. И как только это сделала, открыла "Украинскую правду" и узнала о трех тысячах заявок на должность пресс-секретаря. Я так засмеялась в тот момент😃. Разослала своим друзьям сообщения, мол, какие могут быть у меня шансы. Но в субботу мне позвонили и пригласили на собеседование. Для меня это был приятный шок, поскольку у вас в пятницу три тысячи вакансий, то какой шанс, что вам перезвонят в субботу? Это невозможно. Как мне потом объяснили, заявки обрабатывало много волонтеров и была вовлечена HR-компания.

Собеседование длилось 20 минут. Меня спросили, чем я занимаюсь. На тот момент я работала с командой Всемирного банка над освещением реформ, которые происходят в Украине, и проектов Всемирного банка. Еще я сотрудничала с The New York Times. В понедельник ко мне вернулись с заданием, видно было, что идет отбор. Сначала отобрали 100 человек, затем 50. Я выполнила задания к вечеру вторника и дальше ждала ответа. Это все произошло до инаугурации. После нее со мной связались и назначили интервью.

Для меня это было неожиданным, поскольку трудно в это поверить. Когда мы говорим о социальных лифтах, то все пытаются использовать их с целью популяризации себя как политика, но я - пример того, что они работают. До этого я видела Владимира лишь раз в жизни, когда брала у него интервью. Что это, как не "украинская мечта", когда любой открыто может занимать высокие должности, благодаря способностям и опыту. В свое время на этом строилась "американская мечта" и это позволило открыть немало талантов. 

Во время избирательной кампании. Фото сделано в избирательном штабе.

- Каким было испытательное задание?

- Нужно было написать текст и записать видеообращение по нему. Они хотели видеть, как человек умеет писать, какие ценности вкладывает и как говорит на камеру. У меня была тема о 8 и 9 мая.

- Ты расцениваешь победу в пресс-секретарской гонке как выигрыш в лотерею или как спортивное достижение, к которому долго готовилась?

- Я считаю себя конкурентной на украинском и международном рынках. И у меня очень много skills (навыков, - авт.), которые нужны специалисту по комуникациям, а также понимание различных систем развитых стран и развивающихся стран. Знание двух языков ООН - английского и русского, а также, конечно, украинского.

Лотерея? Вряд ли, потому что у команды был более компетентный подход, чем "лотерея" или найти "говорящую голову". Я абсолютно не тот человек, который может быть только "говорящей головой".

- Наверное, в десятку финалистов попали все более или менее компетентные специалисты. И здесь уже возможна доля случайности. Может, вы кому-то внешне понравились?😊

- Я себя не оцениваю с такой точки зрения. Если меня даже воспринимают сначала "девочкой", то потом провожают "по уму". Я не считаю свою внешность модельной, я далека от 90-60-90. Посмотрите, у меня нет какого-то маникюра, я не очень часто крашусь. Фактор того, что я - женщина, в профессиональной сфере ставлю почти на последнее место.

Что касается внешних данных, то, возможно, важную роль сыграл тот факт, что у меня очень хорошее "сотрудничество" с камерой. Я десять лет работала на украинском телевидении - от литературного редактора до международного корреспондента. Освещала события в прямом эфире - для меня это драйв.

- Ты работала на Интере. Разве не пересекалась там с Зеленским?

- Владимир там работал до 2012 года, а я начала в 2016-м. Там была очень смешная история, которая показывает глубину нехватки кадров в Украине. Как меня нашел Интер? Я должна была подписывать в понедельник контракт с Международным комитетом Красного Креста. Но в пятницу в Фейсбуке мне пишет некий человек: "Привет. Я руководитель международного отдела телеканала Интер. У нас нет человека, чтобы поехать в Америку освещать конвенции". Я подумала, что это какой-то прикол. Но проверила по Фейсбуку, нет - реальный человек. Бросила резюме, мы пообщались, и я отказала Красному Кресту, потому что подумала, что уйти из журналистики можно в любой момент, но освещать конвенции мечтает каждый журналист.

- Во время собеседования на пресс-секретаря Зеленский лично общался с тобой?

- Да, и это было интересно. Он говорил со мной на украинском. Скажу честно, это было очень приятно, потому что это показывает уровень интеллигентности, уважения, этики. Я думаю, он мог позволить себе говорить по-русски, его родном языке. Также интересно было, как меня спрашивали об уровне знания английского. Я сказала, что если хотите проверить, то спросите что-нибудь. И никто не захотел, кроме Владимира Зеленского. Он начал задавать вопросы на английском. Для меня этот лингвистический подход, как для филолога, был очень интересным.

"Я не создаю себе золотых телят"

Фото: Пресс-служба президента

- Какие у тебя служебные обязанности?

- Насколько я понимаю, Владимир хочет сделать максимально эффективной свою пятилетку, потому что она у него будет одна. Для того, чтобы быть более открытым к медиа, у президента будет спикер, транслирующий позицию Владимира Зеленского и объясняющий взгляд на происходящие события.

Предыдущие спикеры или пресс-секретари пользовались преимущественно социальными сетями или проводили встречи off the records. Мы планируем изменить это. У Владимира Зеленского есть все шансы стать самым открытым президентом в истории Украины.

- У тебя есть идеи, как этого достичь?

- Есть😊. Это не мои идеи, а есть команда, которая нарабатывает видение. Сто процентов, журналисты могут ожидать частое общение и брифинги.

Мой предшественник (Святослав Цеголко, - авт.) ни разу не взял трубку, когда я ему звонила. Хотя я звонила и как представитель Интера, и как представитель 112-го, и как представитель Тhe New York Times, и как представитель Всемирного банка. Он никогда не брал трубку. Я постараюсь ее брать.

Идея открытости спикера происходит от той позиции Владимира Зеленского, что он не хочет использовать свое появление в медиа как постоянное геройство. Что я имею в виду? За последние годы публичность политиков получила карикатурные формы: то они ленточки перерезают в садах или школах, то постоянно появляются перед камерами, зная, что кто узнаваем, за того и голосуют. Но поскольку Владимир Зеленский всю жизнь на телевидении, у него нет необходимости быть героем телевизии. Поэтому я буду в его команде инструментом для общения с медиа.

- Есть кто-то из мировых пресс-секретарей, чьему методу работы ты хотела бы подражать? Кумир😊

- Мне бы хотелось научиться, как это делают в Белом доме. Это является примером того, как открыто ведется коммуникация, насколько налажены контакты, но я не могу сказать, что нынешний или бывший пресс-секретарь Белого дома является моим кумиром. Я не создаю себе золотых телят.

- Юля, ты знаешь такого человека, как Илья Осадчук?

- Что-то припоминаю. А-а-а, он написал обо мне.

- У тебя есть идея, почему он за несколько дней до твоего назначения, когда это было тайной для широкой общественности, опубликовал в Фейсбуке следующий пост: "В США принято решение назначить Юлию Мендель. Она сегодня директор киевского бюро "Нью-Йорк Таймс". Президент еще не знает имя, но узнает и сообщит"?

- Вообще, нет. Я узнала об этом посте от своего друга - журналиста из Полтавы. Он спросил меня, правда ли это. Я воспринимаю эти слова с очень большим смехом, потому что описание Осадчука, как и описание сайта "Страна", настолько далеки от меня, что над этим невозможно не смеяться.

Они там написали: "Девушка, которая замешана в скандале о домогательствах и коррупции в армии". Знаете, было и то, и другое, но это настолько вырвано из контекста...

Во время работы со Всемирным банком написано столько весомых и важных текстов, сделано много работы, чтобы объяснить, что означает реформа, экономическая система в Украине. Как часть американских медиа, я появлялась на front pages (первые полосы, - авт.) с исследованиями и расследованиями, скандал с Манафортом освещала два года. Я себя не характеризую как человека, который известен только скандалом с домогательством.

К тому же сообщение доказывает, насколько автор мало знает. Он назвал меня директором бюро The New York Times. Но бюро в Украине нет. Я была только их автором. "Директор бюро" без бюро.

- На Западе есть такое правило: из журналистики в политику прыгнуть можно, а обратно - нет. Не жалко терять профессию?

- Для меня это очень болезненный вопрос. Я вам честно скажу: моя мечта всегда была работать в The New York Times. И когда я поняла, что придется отказаться от этой работы, то это стояло комом в горле. Но я поговорила с моим коллегой, с которым долго сотрудничала в издании, и он сказал, что со временем я смогу вернуться, когда отойду от политики и, конечно, я никогда не смогу писать о тех, с кем сотрудничала. У них есть такие случаи. Поэтому в будущем я смогу освещать для NYT человеческие истории или международную политику. Это меня очень радует.

"Последняя шутка Петра Порошенко мне понравилась"

- "Йод" – это сайт еще и о юморе, поэтому несколько "легоньких" вопросов под конец разговора.

- Если вы пресс-секретаря президента спрашиваете о юморе, то фактически заставляете меня оправдывать его прошлое😊.

- Нет😊. Мы спрашиваем, потому что наш сайт любит юмор. Итак, во время пресс-секретарских гонок, где кандидатов на должность было больше, чем тех, кто шел в президенты, случалось ли что-то, веселившее тебя?

- Честно говоря, ничего смешного во всем этом не было. Давались задания, которые нужно было выполнить профессионально. Хотя был один случай во время собеседования. Со мной общались примерно семь человек, был и Владимир Зеленский. Меня попросили пройти стресс-тест.

Будто я - уже спикер, и вот есть журналисты, которые атакуют меня. Постоянные перебивания, уточнения, резкие вопросы. Было похоже на то, что показывают в американских ТВ-шоу.

Я была к такому готова, но иногда начинала, как говорится, "брать в ежовые рукавицы" журналистов. Мне сказали, что я агрессивно веду себя. А я ответила: "Ну, вы тоже такие журналисты, которых не бывает". Это всех расмешило, особенно Владимира Зеленского, потому что, действительно, ну кто из журналистов таким образом общается - это же травля😊

Первый брифинг пресс-секретаря. Фото пресс-службы Администрации президента

- Ты брала интервью у многих украинских политиков, не только у Зеленского...

- Зеленский был почти последним, у кого я брала интервью.

- Если с чувством юмора президента все понятно, то как с этим обстоят дела у других политиков?

- У Зеленского, конечно, не монополия на юмор, но в нашей политике этого не хватает. У нас никто не умеет посмеяться над собой. И это проблема, потому что это советский комплекс - комплекс человека, который себя возвышает. "Я золотой теленок, золотая корова, не трогайте меня". И не дай бог посмеяться над ними.

Правда, последняя шутка Петра Порошенко мне понравилась, когда во время съезда своей партии он здоровался с присутствующими и сказал, что по новому протоколу нужно обращаться "чуваки и чувихи". Он потроллил новую администрацию, но он - молодец. Сделал этот шаг - от отца нации, хозяина на своей земле - к человеку, который может пошутить.

Возможно, это впервые, когда Порошенко пошутил точно, потому что юмор, безусловно, не его козырь. Я не встречала политиков, с которыми шутить естественно, легко и комфортно. Хотя господин Ляшко, мне кажется, профессионально пытается стать комиком. Когда он ведет коров под Кабмин, то это смешно. Но по сравнению с Зеленским - это другой юмор.

У Владимира есть умение поставить шутку в контекст, быстро сориентироваться - это интеллектуальный юмор. Поэтому я не вижу Владимира Зеленского с коровой у Кабмина. Только прошу, не делайте из этой фразы заголовок.😊

Красные линии Зеленского

- До того, как подать заявку на должность спикера, ты была поклонницей Зеленского?

- Во время гонки, готовя материалы для The New York Times, я занимала нейтральную позицию - посмотрите мои тексты.

Более склонной к Зеленскому стала, когда поняла, каковы его основные обещания и действия. Например, он пообещал закон об импичменте - и подал его в парламент. Он продолжает свое сотрудничество с МВФ и собирается вернуть закон о незаконном обогащении. Это колоссальные вещи, которые нам очень нужны. И, пожалуй, сработал момент, когда я увидела, какая атака идет на него.

К тому же, я считала, что Петру Порошенко надо уходить. Почему? У него есть много хороших качеств политика. Он умеет договориться, умеет убедить. И еще невероятная сила гнуть свое, когда все против, это очень важно для политика.

Я не религиозный человек, но Томос, безвизовый режим - это невероятные достижения. Очень много было проведено реформ во время его каденции, хотя все делалось под давлением  давления, он противился, особенно, когда речь шла об антикоррупционных шагах. Он многое нивелировал своими недостатками.

- Томос, безвиз... А перед Зеленским какие стоят вызовы?

- Я считаю, таких челленджей у него два, но не надо ограничиваться ими. Я знаю, что он определился с ними. Первый - это война. Второй - коррупция.

И если с коррупцией все более или менее понятно, то с войной все гораздо сложнее. Потому что здесь надо принимать много, что называется, чувствительных решений, надо понимать, что хотят украинцы и как не сдать свою территорию. У Владимира Зеленского есть "красная линия", которую он не может перейти, - это сохранение целостности Украины.

- Ты допускаешь возможность, что разочаруешься в Зеленском как в президенте?

- Начнем с того, что у меня нет очарованности. Я думаю, что у Владимира есть прекрасные цели.

Я думаю, что ему очень многое надо изучить. И я вижу, что он очень быстро учится. Моя роль - помочь ему и его команде.

Если вы посмотрите на любую президентскую кампанию по всему миру, то поймете, что в течение полугода у любого президента или канцлера падает рейтинг. И это не зависит ни от чего. Это потому, что людям нужны очень быстрые изменения - просто на вчера. Я ожидаю, что могут быть определенные разочарования людей во Владимире Зеленском. Но это командная работа, и если я согласилась, то я собираюсь брать ответственность и за решения, которые будут приняты.

Анна Мамонова, Алексей Сысоев
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту