Photo by Hulki Okan Tabak on Unsplash

Последние авантюристы: почему все любят археологов?

Спойлер: они последние из могикан. Пахнут костром, ходят с бородой и гитарой. Они меняют палатки, но не принципы. И 15 августа их день – день археолога в Украине. Время поговорить о том, что значит быть копателем в условиях "плотной городской застройки".

Еще три десятка лет тому назад существовало три по-настоящему романтичных профессий: полярники, археологи и геологи. 

Первыми декоммунизировались геологи. Они перешли на сторону капиталистов, сменили свитера на комбинезоны (с логотипами нефтяных компаний). Живут в специальных "модулях". Следят за питанием. Короче, перешли в разряд "большинства". Им запрещено разводить костер на рабочем месте.

И лишь копатели верны традициям. И своим принципам. Главный из которых: "найди пектораль либо умри". В крайнем случае, найди застройщика и "копай" под него пока не затупится лопата.

Мы собрали истории археологов о том, как устроена их профессия изнутри.

Нас мало, но мы за правду

Вячеслав Баранов археолог, заместитель начальника архитектурно-археологической экспедиции Института археологии НАНУ:

Фото: Виталий Носач / РБК-Украина

-  Нас мало – около 250 археологов по всей Украине. Для сравнения: в Японии около 5 тысяч археологов, в Польше около тысячи.  У нас есть направления, в которых никто не работает.

- Наверное, 90% памятников в Украине не известны. Поэтому "выскакивают" всегда неожиданно и бывают великолепны. Они становятся открытием для нас и коллег из других стран.

- У нас финансирование не покрывает даже зарплатный фонд, не хватает от 40 до 10% в зависимости от периода. Власть меняется, а ситуация – нет. Археология не выгодна ни одной из сторон. С точки зрения ура-патриотов, археологи не дают того, что им хотелось бы. Например, мы не можем сказать, что россияне – это не славяне. Не можем подтвердить, что это каганат или орда. Так же не можем подтвердить и теории "другой стороны". Археология не меняется в зависимости от смены политических векторов. 

Не надо навязывать археологии свою правду. Но и доводить нас до полной нищеты не нужно, мы живучие 😊.

Раскопки – это битва характеров

Максим Вакулюк – археолог, руководитель раскопок на Почтовой площадки (Киев): 

- Мы существуем за счет "охранных" раскопок. То есть если где-то стройка, мы должны первыми зайти и все раскопать. Работу и технику по закону оплачивает застройщик. Но проблема в том, что им проще заплатить штраф. Он не большой – это наша трехдневная смета. А мы можем и месяц копать, и полгода. Застройщику это не выгодно – у него простой техники. Поэтому важно мониторить город, чтобы вовремя поднять скандал – до того, как заложили фундамент. Надо ходить: огородами, дворами. Вести охоту "на котлован". 

- Некоторые объекты мы находили случайно. Был случай: идем с раскопок на свою базу. Грязные, с лопатами. По сторонам не смотрим, но два товарища проявили революционную бдительность. Мы прошли, а они такие: "Стоп! За нами только что проехал самосвал". Мы такие: "Земляные работы без нас? Назад!". Зашли во двор, а там уже котлован вырисовывается. Строители смотрят на нас: "Вы кто?" Мы говорим: "Археологи и вот уже с лопатами. Преступим!"

Фото: Виталий Носач / РБК-Украина
- С застройщиками трудно. Они пытаются подкупить. Часто звучало: "А давайте вы тут ничего не найдете". Но проблема в том, что мы - фанатики 😏.

Пытаются угрожать. Приходим на один объект – показываем смету. А напротив сидит мужик - такой "привет из 90-х" и говорит: "О, пацаны, так вас проще закопать здесь за такие деньги!". И это не было похоже на шутку. 

- Раскопки – это всегда битва характеров. Даже если пускают, создают невыносимые условия работы. Например, делают мойку строительной техники над раскопками. Или "случайно" уронят плиту на древний храм. А раз храма нет, то и копать уже нечего. Но сейчас ситуация меняется: они уже боятся, оглядываются. Когда строители говорят: "Мы экскаватор на вас пустим". Мы такие: "А мы журналистов на вас пустим!". И это работает. Общение со СМИ – это важная часть нашей работы. Пока объект "звучит" - он в безопасности.

- Как у нас шутят: каким периодом археолог занимается, на жителя того времени он и похож. И это правда. Я заметил, что те, кто занимается палеолитом - они более дикие, кто занимается античностью - более высокомерные. Так что свой отпечаток это накладывает.

Ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан

Дмитрий Бибиков, младший научный сотрудник Института археологии НАНУ: 

- Считается, что все археологи работают "в поле". Это не правда. Существуют "кабинетные археологи" - они пересматривают уже найденные в 19 или 20 веке памятники, чтобы выдвинуть свою теорию. Не то, чтобы это очень почетно, но такое есть. "Кабинетные" никуда не выезжают, но у большинства есть "полевой зуд".

- Экспедиции государство не оплачивает. Но вы видели в Фейсбуке археологи часто размещают посты: будет изучать такое-то городище, аренда бульдозера стоит 4 тысячи гривен в день. Будем благодарны за удобный для вас взнос! И это работает – люди скидываются, приезжает много волонтеров. 

- Зависть присутствует, но не так, как вы себе представляете. В смысле: один нашел монету, остальные сидят - кусают локти. Круто, считается, когда ты нашел много черепков и сделал комплексное исследование. Затем опубликовал работу. Вот это да! Но важно, чтобы это действительно что-то значило для науки.

Карьеристов у нас не любят. Есть даже поговорка: ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан! (имеется ввиду кандидат наук, в депутаты археологи не рвутся. - Авт.) 

- Какие песни мы поем в экспедициях? Бывает, что бардовские, украинские народные. Но чаще археологический фольклор. Это когда кто-то, допустим, из античников сочиняет шуточную песню о своей эпохе: "Шел грек – увидел арфу, она упала ля-ля-ля". Такие песни передаются из поколения в поколение. 

В этом плане мы автономны и "вне времени" ☝.

P.S.  В целом ситуация с археологией у нас сложная, несмотря на веселый фольклор самих копателей. Финансирование плановых раскопок (то есть методично роют, доказывая либо опровергая какую-либо теорию) прекратилось в Украине 5 лет назад, а в Киеве – в 1991 году. С тех пор археологи располагают свободным временем и знают, как "с пользой провести досуг" – пикетируют Кабмин. 

Последний крупный митинг прошел в 2016 году. Институту археологии НАНУ урезали финансирование "по самые могильники". В зарплатном фонде зияла дыра в 40%. Пикеты не помогли. Ситуацию спасла реформа. Так после 2016 года все научные институты обязаны были пройти аккредитацию. Институт археологии получил высшую категорию и дополнительное финансирование от Академии наук. Теперь в зарплатном фонде не достает всего 10%.

Общий фонд финансирования Института археологии – порядка 12 миллиона гривен. Для сравнения - бюджет Министерства информационной политики (в народе "Минстець") – более 545 миллиона гривен.
Инфографика Йод

Задача министерства "защита национального информационного пространства". Задача архиважная, плюс сложная: трудно защитить народ от фейков, когда до правды так и "не докопались". 

Евгения Супрычева
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту