Популярный сетевой автор Евгений Соя: "Это элементарно красиво - любить поэта"

Один из самых известных современных поэтов рассказал Йод.media о том, как рискнул когда-то сделать хобби своей профессией – и не прогадал.

На днях в Киеве состоялся необычный концерт – на нем никто не пел, музыки там вообще не было. Да и проходил он прямо на улице – в одном из киевских двориков. Его устроил 28-летний поэт из Одессы Евгений Соя (настоящее имя – Евгений Степанок). В таком формате – просто тихим вкрадчивым голосом, читая свои стихи – Женя за десятилетие успешно исколесил с гастролями пол-Европы и даже Азию. Застать его в Украине обычно практически нереально, но тут – помог карантин. 

Йод.media встретился с Евгением и поговорил о том, как поэзия в XXI веке снова стала модной, как ему удалось собрать армию поклонников (больше 27 тысяч подписчиков в Instagram) и может ли современный поэт быть не только популярным, но и финансово успешным.

"Я еще учился в школе, а люди в 3 раза старше называли меня гением"

- Женя, вы осваиваете новые форматы? Что такое "дворовой концерт"?

- На самом деле ничего нового. Подобные концерты – в летнем дворе – уже были и раньше. Разве что на этот раз, в связи с карантином, пришлось ограничить количество людей. Концерт должен был состояться еще в апреле, но из-за эпидемии перенесся.

📷 © Instagram @kolendo_photography

Из интересных новых опытов на карантине: у меня были частные онлайн-концерты – мы с читателями общались по WhatsApp. Честно скажу, полноценный концерт в таком формате я давать не хотел, поэтому мы договаривались на полчаса времени, когда обсуждали условия. Но никогда это не длилось 30 минут. Потому что я входил в раж рассказчика, завязывались какие-то разговоры, разливалось вино по разные стороны экрана и мы по часу общались. 

- Существует стереотип, что чтение стихов – это какие-то скучные академические лекции в библиотеках. Когда, по-вашему, настал тот момент, когда поэзия стала модной?

- Мне сложно сказать об этой трансформации, потому что я никогда не занимался библиотеками и академическими чтениями. Я написал стихи и выложил их в интернет. И почти сразу же у меня нашелся читатель.

Я не знаю, каким образом это произошло. Я выложил их на большой портал для авторов. Они там пишут друг другу рецензии. И 90% рецензий выглядят в духе: "Прекрасное стихотворение. Зайдите на мою страницу тоже. Тоже прочитайте. Тоже оставьте комментарий" 🙃

Но я ничего подобного не делал. При этом у меня появилось порядка 30 рецензий – все они очень положительные. Все писали: "Как с вами связаться?"

Эти люди стали находить меня в соцсетях. И это было очень странно для меня. Мне было 15 лет, на дворе стоял 2007-й год. Это сейчас, спустя 13 лет, в этом нет уже ничего необычного. Потому что теперь существуют блогеры-миллионники. Но тогда было другое время. Я был еще не готов ко всему этому, в силу возраста, прежде всего.

Я еще учился в школе, а мне писали люди, некоторые в 3 раза старше меня, называли меня гением.
📷 © Instagram @yessoya

Тогда не было слова "пранк", но я бы его использовал, если бы знал, чтобы описать свои ощущения 😏

А затем меня пригласили на первый концерт. Это было тоже в Киеве. Мне написали на "мыло". И мне это тоже представилось, как какая-то библиотечная история. Я отказал.

Но люди уговаривали: "Нас 20 человек, мы вас очень любим, нам очень интересно, мы готовы финансово обеспечить". И я, на скепсисе, просто из любопытства, приехал. 

Выступил в кафе. Читал вообще все стихи, которые на тот момент написал 😄 Их хватило минут на 20-25. После у меня стали брать автографы, фотографироваться со мной, еще на "мыльницы". 

"Меня хотели сделать моряком, но я рискнул"

- Как вы объясняете феномен своей популярности? 

- Я никогда это особо не анализировал. Но хорошо помню проблему, которая возникла во время моего первого тура: была аудитория, но негде было выступать. Потому что заведения не понимали формата – бары, клубы отказывали мне. Тогда еще не было ни стендапов, ни коучингов. В библиотеки нас также не пускали, потому что это государственные учреждения, где нужно было это как-то официально оформлять. Да и наш внешний вид оставлял у условных библиотекарей очень много вопросов.

И поэтому концерты проходили на репточках, в бункере, залах для корпоративов, боулинге, на втором этаже СТО. Но при этом были полные залы людей, которые были полны интереса к происходящему.

- Вы учились где-то после школы? Или с головой ушли в поэзию и гастрольную жизнь?

- Мое образование – средняя школа. А дальше я рискнул. Хотя мне не на что было опереться в этом выборе. Это сейчас, когда молодой поэт говорит родителям, что будет писать стихи и этим жить, а они ему отвечают:  "Ты что – дурак?", то у парня может быть аргумент: 

"Вот есть Евгений Соя, пацан, которые вырос в обычной семье, просто писал стихи и этим занимается всю жизнь". 

Я рад стать этой опорой. Но у меня ее не было. Я хорошо помню разговор со своей мамой, которая крайне удивилась происходящему. У нее были другие планы – я же из Одессы, меня планировали, конечно же, сделать моряком. И я до определенного момента не был против, но когда я вкусил вот этого всего…

Мне всегда казалось, что когда ты занимаешься искусством, то очень многое зависит от высших сил, которые можно назвать разными словами - судьба, удача, бог, провидение, призвание в конце концов. Эти высшие силы, когда ты идешь на все, играешь ва-банк, стараются тебе помочь. 

И я руководствуюсь этими принципами. Сейчас бы я уже как-то взвешивал, наверное. Может, где-то бы параллельно на работу устроился, сутки через трое, чтобы иметь какую-то стабильность 😉

А тогда это была афера чистой воды. И она удалась, есть у меня такое ощущение.  

- Наверное, вам, как человеку, который привык к вечным гастролям и разъездам, карантин переносить особенно сложно?

- Психологически сам факт, что не можешь выехать – очень давит. Читаю книги и так спасаюсь.

Но на самом деле мне очень повезло: в начале карантина у меня случалась любовь. И у нас был этот прекрасный период. Мы бы, наверное, и без карантина особо из дома не выходили 😊

"Моя главная одесская черта – жизнелюбие"

- Вам нравились школьные курсы литературы?

- Да, у меня был очень хороший преподаватель по литературе. Я до сих пор ей звоню регулярно, прихожу в гости, когда в Одессе бываю. 

Но в целом школьный курс я очень быстро обогнал. Я в 1 год и 8 месяцев научился читать – и лет до 14 был самым настоящим книжным мальчиком, слишком близко сердцу принимающим весь этот литературный романтизм и пафос. Мы ходили в библиотеку с мамой. Помню, когда учился в первом классе, мы брали за один раз 7 книг. И я, как правило, успевал их прочитать за неделю. 

Но, конечно, были и произведения в школьной программе, которые меня впечатлили. "Мастер и Маргарита", например. Мне было лет 9-10, когда я начал читать этот роман. И это для меня был интересный опыт, поскольку я рос в очень религиозной семье. Я учился в воскресной школе еще параллельно, был богобоязненным ребенком.

Помните, тогда был популярен мюзикл "Нотр-Дам де Пари"? Так вот на строчке "Я душу дьяволу продам за ночь с тобой" я делал звук в приемнике тише 😊

А тут вдруг – целая книга про темные силы. Мне всю книгу казалось, что я делаю очень страшные вещи. Но она мне настолько нравилась, что я не мог остановиться. 

📷 © Instagram @yessoya

- Одесса в плане творчества, литературы часто ассоциируется у людей с юмором. А у вас вдруг – любовь, романтика. Вам не хотелось соответствовать одесскому амплуа – шутить, развлекать людей, веселиться?

- Нет, никогда не думал об этом. Когда я формировался, в Одессе появилась группа Flёur, был лейбл Cardiowave. Была еще радиопередача "Четверг. Полночь. Атмосфера", где крутили музыку по одесскому радио. Для меня Одесса заключалась в этом.

Я вырос на окраине. На тот момент там были новые одесситы. Не было сленга, двориков и так далее. Все это появилось в моей жизни позже.

Моя Одесса никогда не была такой, как вы ее представляете. Все эти тельняшки и тому подобное. Хотя, безусловно, Одесса у каждого своя.

А из одесского мне, наверное, досталось жизнелюбие. В целом южанам жизнелюбие свойственно. Не зря я, когда путешествовал, всегда на юге любой страны чувствовал себя значительно комфортнее, чем на её севере.

Подборка стихотворений разных лет про 🌊.

"Это элементарно красиво – любить поэтов"

- Одни критики называют вас битником, другие – неоромантиком. Если бы вас самого попросили классифицировать ваше творчество, то что бы вы сказали по этому поводу?

-  Я не причисляю себя ни к какому из течений, мне это не очень интересно. Я бы даже себя к какой-то современной поэзии не причислял, если бы от меня это зависело. Потому что это – ярко выраженная история со своим вектором, где ставится акцент на слове "современная", а не "поэзия". А мне хотелось бы все-таки ставить ударение на втором слове. 

Хотя битники для меня были огромнейшим открытием. Был ведь еще целый квест все это найти, распечатки передавали из рук в руки. Берроуз, Керуак, Гинзберг…

Помню, я на все деньги, которые заработал на  первых гастролях, привез домой огромную клетчатую сумку книг 🤗. Порядка 80-90. Полтора года потом их читал. 

Недавно вышла книга моих переводов Ричарда Бротигана. И если говорить о каком-то влиянии, то его влияние на меня огромнейшее. Но не в том плане, что я копировал какие-то вещи у него. А в том, что его книги очень повлияли на меня как на человека, на мою свободу, на мою жизнь. И уже через эту призму - повлияли на меня как на автора, на моё творчество.

- Вы когда-нибудь анализировали свою аудиторию? Кто эти люди и почему любят стихи? Я как-то видела вживую ваше выступление, наблюдала за людьми вокруг. И понимала, что какая-то часть из них точно в вас влюблена. Девочки на вас смотрят с обожанием. Скажите честно, в любви признавались, дарили подарки, куда-то приглашали?

- Конечно, бывало. С несколькими своими временными спутницами жизни я познакомился на своих концертах.

Подарков много, большую часть храню у мамы, так как я веду, мягко говоря, не оседлый образ жизни. А ее квартира - такая себе константа.

Что касается влюбленности и обожания, то это, думаю, что-то сродни игре. Да и вообще это элементарно красиво – любить поэта.

А еще, мне кажется, некоторым девушкам это все нравится, потому что они хотели бы слышать то, что я говорю залу, от своих пацанов. А пацаны им этого не говорят, приходится слушать меня 😊

Тут просится цитата Бротигана. У него было что-то вроде: "У каждой девушки должно быть свое стихотворение, написанное только для нее. И мы должны перевернуть мир, чтобы это случилось". Так что, пацаны, дерзайте 💪

📷 © Instagram @yessoya

"90 процентов текстов написал в Индии"

- Вы постоянно зимуете в Индии. Как ее открыли для себя?

- Случайно, поехали туда впервые с моей на тот момент девушкой. И я влюбился в Индию моментально. Хотя мы прилетели первым делом в Мумбаи. Это город, в который сложно влюбиться. Но я сразу же почувствовал себя на своем месте. И это ощущение меня не покидает до сих пор. И знаете, вот конкретно в этом случае, я верю в прошлые жизни и тому подобное, потому что эта любовь возникла, казалось бы, на пустом месте. До поездки в Индию я ничего не знал о ней и никогда не интересовался.

В Индии я бывал порядка 10 раз, помимо 7 лет, когда я уезжаю туда на зиму. Также летаю туда просто на месяц в горы летом. Я успел и в этом году перед карантином и закрытием границ – вернулся в конце февраля.

- Что вы открыли для себя в Индии? Многие воспринимают это как центр духовности. У вас было такое осознание?

- Наверное, для меня очень важное открытие в Индии (хотя оно и очевидное) – это то, что для счастья и для радости нужно очень мало. 

Индия заставила меня в целом пересмотреть свое отношение к деньгам и к жизни. И к тому, как жить эту жизнь. 
📷 © Instagram @yessoya

Индийская духовность мне не так близка, как многим моим друзьям, которые туда ездят. Я бывал у некоторых гуру – ради общего развития. Великолепные харизматичные люди 🙂 Которые строят вокруг себя очень потрясающую человеческую экосистему, но ни на что большее я не рассчитывал. Может быть, если бы рассчитывал – получил бы, знаете, как бывает – уверуй и увидишь.

Например, из последнего, посещал гуру по имени Амма, что в переводе – "мама". У нее свой ашрам огромнейший, один из самых больших в Индии. И она занимается тем, что обнимает. Никаких других практик у нее больше не существует. Она ездит по миру обнимает. А в день к ней в ашрам приезжает около 10 тысяч человек. И их она с утра и до глубокой ночи обнимает. Такая крупная индийская женщина в белом. Улыбается, обнимает, шепчет на ухо что-то успокаивающее, энергия зашкаливает. 

При всей простоте и первобытности процесса всё очень систематизировано, электронная очередь там, номерки, будто за паспортом пришел. В итоге задержался там на неделю, ничего не читал, не писал, кажется, даже телефон перестал заряжать, общался с людьми, смотрел по сторонам, помогал общине, мыл посуду.

- Вы много пишете в Индии?

- Да, с момента, когда я начал туда ездить, процентов 90 текстов были написаны там. Наверное, если подумать, можно найти очень много причин, почему так происходит, но я это не анализирую.

Вообще, с момента, как я написал своё первое стихотворение, и до сегодняшнего дня в плане неосознанности процесса творчества ничего не изменилось. Для меня это всё та же магия.
Очень хорошо сказал об этом Леонард Коэн: "Если бы я знал дорогу и путь к этой стране вдохновения, я бы оттуда вообще бы никогда не вылезал". 

 

"В XXI веке купить книгу – это респектовать автору"

- Вы ведь не сотрудничаете с издательствами, когда выпускаете сборники, а работаете напрямую с типографией, верно? Сколько таким образом у вас уже вышло книг?

- Да, сейчас как раз вышла моя восьмая книга. И 5 сборников компиляции лучших стихов. 

В прошлом у меня был не самый лучший опыт сотрудничества с крупным издательством. Он не принес мне ничего. Я согласился, потому что мне было 17 лет, мне казалось, что это очень круто. Но по финансам я заработал очень мало. Мне обещали сделать промотур, разные презентации в книжных магазинах, издательские форумы. А в итоге все эти промовыступления отменились, потому что книга и так хорошо продавалась. Само собой, я не дал добро на переиздание, так вся эта печатная история закончилась.

В противовес этому, у меня уже тогда были выпущены самиздатом, но очень высококачественным, две книги, которые приносили нереальную для меня тогдашнего прибыль. И это при том, что книги продавались только на концертах. Почтой я их не отправлял, у меня на тот момент даже банковской карты не было. А отправка книг мне казалась чем-то очень бюрократичным. Думал, что они обязательно потеряются в пути. Сейчас вот нормально отправляю каждую неделю. А тогда это еще была и какая-то такая принципиальная романтизированная позиция - типа получить книгу можно только из рук автора.

Книги всегда хорошо брали. При том, что я не скрываю их содержание, и большая часть стихов есть в открытом доступе. 

В XXI веке книга, наверное, это предмет фетиша и такой себе респект автору. 
📷 © Instagram @yessoya

Сейчас, во время карантина, я допечатал много старых книг, люди заказывают, благодарят. Эта поддержка важна, так как я, возможно, на долгое время остался без концертного заработка.

Но, справедливости ради, хочу рассказать, что сейчас веду переговоры с другим крупным издательством. Там достаточно много вопросов, не только финансовых, и если они решатся - я во второй раз ворвусь на полки книжных магазинов.

- Современный поэт может быть успешным не только в плане любви у аудитории, но финансово? Хорошо обеспеченный поэт – это возможно? 

- Мне кажется, что это такая шелуха все. Даже популярность. У этого всего такое маленькое отношение к поэзии – то, что ты ешь на завтрак, и то, чем ты ужинаешь, и что на тебе надето, что даже как-то говорить об этом странно. Хотя люди только об этом и говорят.

Я даже думаю, что к поэзии не имеют отношения концерты. Я к ним никогда суперсерьезно не относился,  хотя очень люблю выступать, и как показала карантинная практика, мне без концертов тяжело морально.

Поэзии на концертах очень мало. Это какая-то история про эго, про взаимодействие с аудиторией, которое, может быть, даже не всегда нужно. Хотя я очень люблю концерты. Это элементарно приятно: ты говоришь – тебя слушают.

И так же с финансовой историей – это все не имеет отношения к стихам, творчеству. Поэзия – это то, что творится, может быть, даже не на бумаге, а в голове до того, как ты это записываешь. 

Значение, наверное, имеют только какие-то конкретные люди и то, как ты в их жизни своими словами и своим творчеством помог, повлиял. И когда мне рассказывают истории о том, как люди прочли мое стихотворение девушке, а потом сделали ей предложение. Или о том, что существует серия открыток с моими стихами, которые пользуются большим успехом. Мне присылают фотографии моих строчек на стенах подъездов домов, на крышах и так далее – вот это весит значительно больше, чем все эти подписчики, концерты, мне так кажется. 

"Мечтаю, чтобы меня перевели на арабский"

- Ваши стихи переводили на другие языки?

- Да, переводы есть. Есть книга переводов на украинский язык - "Сльози. Квіти. Синці та поцілунки". Переводила девушка по имени Софи Пашкуаль, афроукраинка из Донецка, которая живет сейчас в Киеве, работает моделью. Очень хорошие переводы.

Есть журнальные переводы – турецкие, узбекские. 

Есть очень талантливый переводчик на английский язык - Александра Машьянова из Одессы. Мы с ней сделали такой пул стихов - порядка 20 великолепных переводов. Хотим попробовать, наверное, когда все утрясется в США, поучаствовать в конкурсах. Они там на очень высоком уровне.

Моя мечта - чтобы меня перевели на арабский язык. Это удивительный момент: то, что я делаю, очень похоже на арабскую литературу. И мне кажется, что в определенных восточных странах у меня был бы очень большой успех. Да и вообще это романтично  😊 Мой опыт концертов в некоторых восточных странах (Казахстане, Азербайджане…) говорит о том, что, правда, восточная душа меня понимает.

Вообще, в этом плане, конечно, такой облом: картины и музыка, к примеру, универсальны, их могут увидеть и понять в любой точке Земли. А литература при всей своей широте остается локальной. Мне при моем космополитизме и с моей бродяжьей душой сложно это принять.

Но, с другой стороны, есть язык поэзии, в более широком плане, чем в литературном. Язык прикосновений, мечтаний, природы, красоты, улыбок, ценностей, снов и простых вещей. Он универсален и не нуждается в переводчике.

Евгений Соя советует, что почитать для вдохновения

🔹 Ричард Бротиган "В арбузном сахаре"

🔹 Хулио Кортасар "Игра в классики"

🔹 Фрэнсис Скотт Фицджеральд "Ночь нежна"

Верстка 🎨 Дарья Давыденко

Юлия Мамойленко
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту