Фото: facebook.com/memphismilano

Рок-легенда антидизайна: Memphis - безумцы, которым одновременно удалось и нет

Что такое хороший дизайн? Гармония формы и текстуры, отточенная функция, ничего лишнего. Хороший дизайн прост, универсален и лаконично красив. Но это хороший, а что насчет легендарного дизайна?

Мемфис - группа неуёмных итальянцев, едва ступившая на порог 80-х наперевес с целью создать нишевое, ироничное, беспрецедентное в своей сумасбродности виденье вещей. А потом что-то пошло не так и получилась таки легенда.

Богемская рапсодия итальянского постмодерна

Как становятся рок-звездами? Делают то, чего не делали до них. Смотрят на вещи под другим углом, а потом хватают за рукав и усаживают в этот угол целый мир, и говорят ему: "Гляди, гляди же, видишь?". И мир видит. Слышит. Чувствует. А потом случается чудо - и мир что-то понимает.

Рок-звезда - куда более абстрактный титул, нежели просто синоним к слову "музыкант". Это не профессия, а символ. Каждое пополнение в этих рядах - жемчужина маленькой революции. А те случаются повсюду, и не ко всем пишут музыку.

Рок-звезда - это не всегда про мелодию, но всегда про голос. Непременно мощный, наглый и тем услышанный.

Вавилон в свое время облажался, рассыпавшись на сотни языков. Но на каждом из них все равно научились писать стихи: прекрасное, самобытное и удивительное способно родиться в любой форме. В каждом деле найдется своя рок-звезда.

А всё это я к тому, что сейчас речь пойдет о ребятах, чьи идеи всколыхнули и ошарашили целый мир. Мир дизайна.

Поставь-ка Боба Дилана, Этторе!

Этторе Соттсасс согласно ставит - и квартиру дизайнера заполняют первые аккорды Stuck Inside Of Mobile With The Memphis Blues Again. К концу дня для всех присутствующих эта песня станет именным символом маленькой, но отважной революции авангарда.

Помимо Этторе в комнате сидят Мартин Бедин, Микеле де Лукки, Барбара Радиче, Альдо Чибик, Маттео Тун и Марко Занини.

Соттсассу уже за 60, Бедин всего 20; архитекторы, художники, дизайнеры - всю эту разношерстную компанию крепко объединяло общее желание создать такой подход к искусству, который можно будет хлёстко противопоставить устоявшимся канонам, выстрелив и никого при этом не оставив равнодушным.

11 декабря 1980 года. Так рождается творческая группа Memphis.

Мы были вроде рок-группы: много развлекались, часто собирали вечеринки. Каждый что-то рисовал в своем блокноте, а потом мы обменивались идеями. Соттсасс был для нас идеологом, взявшим "под крыло" всех нас, молодых и наглых. Он был чем-то вроде интеллектуального центра, дирижером происходящего - очень организованным и экстраординарным одновременно, -
позднее поделится Мартин Бедин, самая молодая из всей группы.
Superlamp, разработанная Мартин Бедин в 1981 году для Мемфиса. Фото: memphis-milano.com

Создав безумную Superlamp, именно Мартин подарила Мемфису одну из первых его визиток, неизменно узнаваемых в мире искусства и сегодня.

Буйство постмодерна, авангардная сенсация, феномен антидизайна - очень скоро на группу юморных энтузиастов посыпятся громкие титулы. Но это потом. А пока что Этторе Соттсасс включает Боба Дилана, и компания устраивается поудобнее, обмениваясь эскизами и идеями, из зерна которых потом эти титулы прорастут.

Игрушечный протест

Позже к исходному составу присоединятся и другие дизайнеры. Все они будут создавать безумно яркие и на первый взгляд совершенно вырвиглазные вещи. Насыщенные цветовые пятна, контрастные геометрические принты на пластиковом ламинате, из которого всё изготовлялось, дабы высмеять дороговизну и претенциозность так называемого "хорошего дизайна" - каждая деталь в реализуемых объектах группы буквально кричала о протесте.

Объекты должны быть "другими", как некие вирусы. Помещаешь его в комнату - и он заражает ее собой.

- вряд ли что-то лучше опишет энергетику вещей от Мемфиса, чем эта цитата Мартин Бедин.

Эргономика художникам также претила и была отправлена в топку наряду с претенциозностью, оставив Мемфис наедине с полной свободой композиционных безумств. Некоторые модели выглядят так, будто их создал ребенок - в общем-то, тем и цепляют взгляд. Все члены группы прекрасно понимали "несерьезность" собственной затеи и никогда не заявляли о своем творчестве как о "дизайне для людей".

В своём интервью для Chicago Tribune Соттсасс признается: 

Мемфис - он как особо сильный наркотик. За раз такого много не примешь. Не могу представить, чтобы кто-то жил в интерьере, оформленном исключительно нашими объектами. Это все равно что питаться исключительно пирожными.

Причина, кстати, по которой Мемфис, "приютивший" с полтора десятка горячих голов, все же редко делится на персоналии в глазах аудитории - это невероятная стилистическая целостность всех созданных работ. Художник мыслит сердцем, и у этих ребят оно было, кажется, одно на всех: в рамках группы работы разных авторов совершенно не конфликтуют манерами исполнения, даже наоборот - они все перекликаются, формируя при этом не просто удачный модельный ряд, а целое направление в искусстве - единое, выверенное, согласованное.

Почти сразу после основания, в 1981 году, выходит книга Memphis: The New International Style с изложением основных идей дизайн-группы.

Крах, зачатый в признании

Страх идеологов любой оппозиции часто в том, что их идеи услышат, примут и возвысят. Какая же это оппозиция, если оппозицировать больше некуда - разве что себе самим?

"Был ли Мемфис протестом против элитарности? Нет, ведь если мы считаем себя интеллектуалами, мы автоматически становимся частью элиты. Это был протест против рынка, генерирующего потребление. Мы объединились с целью создания дизайна в некой манере "сопротивления" идеям маркетинга и моды. Мы были очень близки концептуализму: к примеру, Алессандро Мендини рисовал стулья из соломы, которые надо было поджечь, прежде чем сесть. Объекты радикальных дизайнеров также близки по духу искусству Марселя Дюшана. Нефункциональные безумства, вроде лампы в виде подушки для иголок. Но проблема в том, что Мемфис стал ультрамодным. Наш протест вдруг создал вещи-иконы. Они никогда не были сверхкоммерческими, но все пошло вразрез с нашей первоначальной идеей…" - делится Мартин Бедин.

Создаешь предметы из самого дешевого пластика, чтобы потом они ушли с молотка за тысячи и тысячи? Какой-то нечестный успех. Примерно в то же время эскизы начали повторять сами себя, концепция уже не казалась столь смелой и четко очерченной… Когда Соттсасс, да и все остальные увидели, во что превращается их нишевый андеграундный мирок, было решено свернуть это мероприятие на самом пике, не дожидаясь скорбного естественного заката столь безумной и яркой затеи.

1988 год. Дизайн-группа Мемфис была распущена. Этторе Соттсасс умер в 2007 году - в мире стало одним гениальным безумцем меньше. Но взрощенные под его крылом таланты никуда не делись. Каждый, кто был частью этого дизайнерского "зеркала времени", продолжает свое дело, посвящает себя искусству и говорит миру что-то важное. Возможно, именно этому учит Мемфис - протестовать, дурачиться, топать ногами, ломать шаблоны и при этом выкрикивать свои кровные манифесты так, чтоб не осталось тех, кто не услышал; а в момент, когда услышат все, уступить свой угол миру, прислониться к стенке, зажмуриться на солнце и слушать, как эпоха делает свое дело, что-то выборочно вознося.

На объектах Мемфис 1981 года есть лейблы, прикрученные двумя маленькими шурупами. Понятно, что они уже очень потрепаны. Если же таблички новые - это не раннее издание. И еще одна очень важная деталь для идентификации первых вещей - при ближайшем рассмотрении поверхности видны... заламинированные комары. Мы делали эти вещи летом недалеко от Турина и там были полчища комаров (смеется). Но помните, главное в предмете - это не лейбл, а мысль дизайнера. Иначе всё было зря.
Мартин Бедин

Фото: memphis-milano.com, facebook.com/memphismilano

Дарина Карапетян
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту