Дневник заробитчанина, часть 2. Как я в Европе корейские телевизоры учился делать

Записки украинского гастарбайтера, который несколько месяцев назад, глядя на окружающую его действительность, "психанул" и, как и миллионы украинцев, решил попытать счастья "за бугром".

В первой части Александр рассказал о поиске работы в Украине и своих "веселых" приключениях на границе с Венгрией, куда он отправился, чтобы делать на заводе телевизоры.

В этой части "Дневника" – об адаптации наших заробитчан в Европе в первые дни.

Отель. Шумел камыш – и елки гнулись

В Будапеште нас ждала представительница завода. Девушка распределила нас по разным микроавтобусам - и мы поехали к месту дислокации.

Везли нас по безупречной трассе. Пей кофе - не разольешь! Но вот – крутой поворот. И не менее крутое изменение дорожной поверхности – автобус затрясло, темень (фонарей нет). "Неужели нас тайно депортировали обратно?!" – эта параноидальная мысль прыгала от мозжечка к лобной доле и обратно.

- Куда нас везут?! Обещали же комфортное поселение! А это лес какой-то! - в автобусе начался кипиш, словно на корабле, на котором пираты проплыли мимо острова сокровищ.

И вот – "маяк": забрезжил свет фонаря. Приехали - перед нами предстал трехэтажный "отель" с камышовой крышей, покрытой снегом и увешанной огромными сосульками (дело было зимой). А вокруг - елки. И тишина. Нет, мертвых с косами не было. Но ощущение, что попал в сказку. И чем дальше, тем страшнее.

Заходим внутрь. В холле за столиком сидят заробитчане и рубятся в карты. Такое впечатление, что играют не на раздевание, а на одевание: все в куртках – в "отеле" прохладно (европейцы на отоплении экономят). Цепкими взглядами оценили нас с ног до головы и начали спрашивать. Первый вопрос: "Какую зарплату обещали?"

Услышав о 15-ти тысячах (гривен, разумеется), "аборигены" взялись развеивать мифы о "европейских зарплатах", рассказывая реалии жизни заробитчан. Создавалось впечатление, что они решили нас запугать, дабы избавиться от конкуренции.

Если верить их рассказам, дурят здесь нашего брата. Ой, дурят! Оказалось, что тем из них, кому также обещали 15 тысяч, платят всего 11 000. Поэтому мы, "новенькие", сразу расстроились, зазвучали вопросы: "Что делать? Возвращаться в Украину? 15 тысяч тоже немного, но 11 – это уже совсем!" И некоторые, кстати, на следующий день уехали.

Я же решил на своей шкуре испытать, так ли страшен евро-заробитчанский черт, как его малюют украинцы. К тому же вспомнил о тратах на оплату вакансии и проезда, а это были мои последние финансовые сбережения. "Жаба" так придавила, что я решил – остаюсь!

Комната. Прохладный уют

Занес вещи в свою комнату для проживания. Огляделся: круто! Номер на третьем этаже отделан деревом. Достаточно широкие кровати. Санузел вполне приличный: душевая кабинка, чистый туалет…

Комната рассчитана на троих. Аккуратно, уютно, немного прохладно, 16-17 градусов, но жить можно. Даже припеваючи! А петь я люблю и умею. Как там в песне:

"Не кочегары мы, не плотники,

Но сожалений горьких нет, как нет.

А мы венгерские работники,

Да! Из Будапешта шлем привет…"

И, что не маловажно, мне повезло с соседями по комнате – воспитанные молодые ребята, без вредных привычек и удушливых запахов.

Работа. Первое свидание

Это как с девушкой. Либо она тебе с первого взгляда понравится, либо нет. Поэтому я немного мандражировал. Побрился, надухарился, в чистое нарядился…

За нами приехал автобус, так как на пешкарусе 30 км чухать – так и рабочий день пройдет. Несмотря на причудливое название Dura, транспорт оказался вполне комфортным. Сиденья мягкие, ничего сломанного, чисто, бензином не пахнет. В Украине такие автобусы в дальние рейсы отправляют, а тут для рабочих подают.

Добрались минут за двадцать. Нас завели в помещение завода. И тут накатили новые ощущения-воспоминания – мне семь и я впервые пришел в школу. Ничего не понятно, но жуть как любопытно. Вокруг много лиц - и ни одного знакомого. "Детство" отошло на второй план и в голове зазвучала взрослая песня: "Одиночество-сука"…

Нас встретил русскоговорящий парень и предложил пройти в столовую для общения с руководством завода.

Правила. Джеки Чан и Брюс Ли запретили смеяться

В столовой - все как у людей: микроволновка, кофемашина, бумажные полотенца, два рукомойника, автомат с горячей, холодной и газированной водой. Просторно, новые столы и стулья…

Перед нами предстали два корейца (один внешне очень похож на Джеки Чана, а другой – на Брюса Ли). А рядом с боссами – женщина-венгерка с фотоаппаратом.

Корейцы общались с нами на английском, через переводчика. Из сказанного нам стали известны правила поведения в производственном цеху и на территории завода, где делают телевизоры:

  • не смеяться и не разговаривать,
  • не фотографировать и не снимать видео,
  • работать в униформе (она выдается), шапку не снимать,
  • с перерывов (на кофе или перекур) не опаздывать,
  • на перекур в рабочей одежде не выходить,
  • все производственные вопросы решать с лидером конвейерной линии,
  • музыку в наушниках не слушать, на рабочем месте не кушать (конфету быстро в рот закинуть можно),
  • покидать рабочее место (если приспичит) с разрешения лидера,
  • мобильным телефоном на рабочем месте не пользоваться,
  • за регулярное нарушение правил рабочих увольняют.

После речи руководства за дело взялась фотограф. Она приглашала по одному человеку к стенке и проводила "фоторасстрел". Как оказалось, снимок анфас заносится в личное дело каждого рабочего вместе с его паспортными данными.

Нас переодели в рабочую форму (шапка, куртка, перчатки, резиновые сандалии типа кроксы) и повели в цех.

В цеху. Первые функции и новые слова

Непрерывным потоком панели телевизоров движутся по конвейерной ленте. Рабочие быстро вставляют какие-то детали, но новичкам о работе на конвейере пока можно только мечтать.

Неопытных ставят выполнять самое простое – клеить ленту на панель для led bar. Это не сложно, но точность и скорость необходимы. Под пристальным наблюдением венгерской контролерши я начал выполнять свои первые обязанности. Косячил поначалу. Но, как мне объяснили, это нормально. Никто на меня не кричал – контролерша терпеливо и спокойно объясняла, как делать правильно и быстро.

- Пауза! – раздался громкий крик лидера. Это значит, нужно покинуть рабочее место и выйти на 10 минут из цеха: перекусить, перекурить, выпить чаю-кофе, сходить в туалет…

На протяжении восьмичасового рабочего дня каждые два часа даются такие перерывы: пара коротких брейков (по 10 минут) и один длинный, 20-минутный.

- Темпо! Темпо! – еще один популярный окрик лидера конвейерной ленты. Так он подгоняет рабочих. А ведь скоро на конвейере и мне придется работать. Что за темп там? Поспеют ли мои ручки за телевизионными штучками?

- Темпо! Темпо! – по-новому прозвучала "подгоняйка". И я, обернувшись, увидел симпатичную венгерку, которая пронзительно выбрасывала это слово, будто сирена скорой помощи. Тогда я подумал: "Интересно, она и в постели мужчину так подгоняет?"😜

Пока я это представлял, услышал еще одно слово, теперь уже в свой адрес: "Катастрофа!" Оказалось, я испортил пару панелей, неправильно наклеив ленту. К счастью, ни увольнений, ни штрафов не последовало…

Слова "пауза", "темпо" и "катастрофа" за несколько дней стойко входят в лексикон заробитчан, которые даже после работы начинают активно употреблять их, общаясь между собой.

Например, молоко вскипело и пролилось на плиту: "Катастрофа!". Приглашаешь кого-то выйти покурить: "Пауза?". Кто-то отстал по дороге в магазин: "Эй, чувак! Темпо! Темпо!"

_______________________________

О венгерском пиве, реакциях организма на вредные условия труда, о трудностях лечения простуды и других бытовых нюансах жизни заробитчан читайте через неделю – в следующей части "Дневника заробитчанина". А пока - Viszlát (с венгерского - до свидания).

Материалы по теме
Дневник заробитчанина, часть 1. Как меня занесло в Европу
Александр Захаров
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту