Специфический юмор и интересные цитаты из пресс-конференции Сенцова и Кольченко

Первая встреча Олега Сенцова и Александра Кольченко с журналистами после освобождения растянулась на два часа. Сначала планировали собраться где-то в небольшом зале, однако желающих прийти было столько, что организаторы срочно связываться с "Украинским домом" и просились в их большой конференц-зал.

Два часа - оказались большой дистанцией для разговора. Звучало много вопросов, однако во второй половине пресс-конференции они скатились в плоскость "поели ли вы борщ" и "как вам удается так хорошо выглядеть?"

Сенцову это не нравилось и однажды он сказал, если у журналистов нет других тем для разговора - закругляемся.

Была и вторая категория вопросов: представители малоизвестных изданий просили Сенцова повторить статьи, в которых его обвиняли в России; спрашивали, что правда, а что нет из обвинений – как будто-то надеялись выведать то, что не смогли следователи в России. 

Это было странно наблюдать, потому что пять лет СМИ писали и об обвинениях, и показаниях обвинямых. В какой-то момент по залу пошел шепот - а не подосланные ли эти "журналисты"? Но выяснять никто не хотел. 

Что привлекло больше всего внимания? Сенцов довольно резко отвечал: "Я уже говорил об этом"; "Я еще не закончил"; "Вы меня услышали?" А еще, время от времени, смотрел в пустоту. Знаете, как это бывает: человек смотрит перед собой, а сам где-то глубоко в своих мыслях.

Видимо и его резкость в словах, и этот взгляд - последствия пяти лет заключения, бесконечных допросов, разговоров с самим собой.

Такой взгляд появляется после многих испытаний и тысячи часов одиноких размышлений.

Юмор висельника

Основным спикером пресс-конференция стал Олег. Ожидаемо.

Александр Кольченко оказался простым, насколько можно судить, открытым парнем. Рассказал, что планирует возобновить учебу в Таврическом национальном университете, где отучился два курса перед арестом. Хочет посмотреть последний фильм Тарантино и заниматься общественной деятельностью. В Крым поедет после смены власти в России. Ему бы хотелось остаться жить в Киеве и этот вопрос ему помогают решить, а сейчас он в больнице, проходит медицинский осмотр.

Александр говорил открыто, от сердца, но не так глубоко и содержательно, как режиссер Сенцов.

Ребята немного шутили. Но на их юморе, как и на взгляде, отпечаток тюрьмы.

👹👹👹

Сенцов: По выходным я смотрел Киселева. Развлечений в тюрьме нет. Цирка нет, театра нет. А тут все показывают. Это немножко извращенное удовольствие, но удовольствие. Кисель он молодец в этом плане.

👹👹👹

Сенцов: У меня всегда было два ненавистных вопроса до ареста: о чем ваше кино и какие ваши творческие планы. И сейчас вы меня об этом спрашиваете.

👹👹👹

Журналист: Прокомментируйте выполнение Минских соглашений; формулу Штайнмаера, которую будут навязывать Украине; как вы думаете, возможно ли вернуть Крым и какими механизмами?

Сенцов: Саша, твой вопрос. 

Зал хохочет.

Кольченко: Я могу сказать, что я не могу это прокомментировать.  

👹👹👹

Журналист: Вы уже борщик поели?

Сенцов: Борщ еще не ел. Вы не переживайте, с борщом у нас все хорошо.

👹👹👹

У Сенцова зазвонил мобильник. Олег просит прощения и пытается достать телефон из переднего кармана джинсов. 

Секунд 20 всматривается в экран. Читает сообщение или пытается понять, кто звонил? Журналисты гадают. Повисла пауза.  

- Извините, пять лет не видел этих штук, - говорит Олег, как бы объясняя затянувшуюся паузу.  

- Зеленский звонит? - послышалась шутка из зала. 

- Он еще не знает моего номера, - подыгрывает Сенцов. 

👹👹👹

Кольченко: Когда я приехал в колонию, у меня состоялась беседа с оперативным сотрудниками. Они спрашивают у меня, как собираетесь жить, может на работу хотите устроиться. Обычно всем предлагают сотрудничать с оперотделом, постукивать. А мне предложили хотя бы на работу устроиться.

Я говорю: "Ну не знаю, нужно сначала осмотреться. Узнать, какие условия труда. Какая зарплата".

Он такой: "Что? Какая зарплата". Весь на нервяках. А я спокойно смотрю мимо него смотрю в окно. 

Цитаты Сенцова

"Это один из тех немногих дней, ради которых стоит жить"

- В жизни все идет по спирали – все так, как должно быть. Поэтому все пять лет я был спокоен в том, что все закончится хорошо.

- Проблема не в том, что Путин напал на Украину, а в том, что большинство россиян его поддерживают.

- Драконы тоже умирают (о смене власти в России, - авт).

- Единственный способ борьбы с ложью – говорить правду.

- Извините, у меня тюремный слег выскакивает. Я не загонялся в тюрьме – то есть не думал о плохом. Я думал о хорошем.

- До выхода с самолета я совершенно не нервничал, пока не обнял дочку.

- Главное ощущение (после освобождения, - авт.) было, что это один из тех немногих дней, ради которых стоит жить.

- Коллекционирование обид – это увлечение слабых. Если хочешь быть сильным, нужно уметь прощать. (ответ на вопрос: "Как вы относитесь к Геннадию Афанасьеву, который дал показания против Олега").

- Я собираюсь заниматься двумя самыми замечательными вещами: снимать кино и жить. Я буду жить в Киеве.

- В Крым (поеду, - авт) - только на танках. На Донбасс, как и в Крым, только на танках. Когда я говорю про танки, не нужно воспринимать это буквально. Я говорю о борьбе.

- Если человек пропал в Крыму и с ним нет связи год, значит его наверняка нет в живых.  

- Надя (Надежда Савченко, - авт) была искренняя. В ее искренности я не сомневаюсь. Поступки ее может не всегда правильные. Когда она вышла, у нее был президентский рейтинг 60 процентов, если я не ошибаюсь, а на последних выборах десятые или сотые. Но это ее заботы. Я не собираюсь это комментировать.

- Я приехал домой, где я рад видеть свою страну, своих граждан и я не считаю, что здесь на меня будет кто-то давить. Я приехал домой.

- Адвокаты подали иск в Европейский суд по правам человека. Я считаю правильно, что наше дело слилось с делом "Украина против России". Мы должны на своем примере помогать стране с этим вопросом. Касаемо персональных каких-то обвинений России, судов с Россией – я судиться не собираюсь и себя потерпевшим не считаю.

Про обмен: "Сто лет переговоров лучше, чем один день войны"

- Обмен не случайный и не спонтанный. Работа велась с первых дней. И бывшая администрация очень много работала над этим. Но тогда переговорный процесс зашел в тупик. А сейчас с приходом новой власти (В Украине, - авт.) у России появился шанс отношения перезагрузить. Президент Зеленский тоже делает шаг на встречу. Я вижу, что он искренне хочет этот конфликт решить во благо страны без потери интересов. И это правильно. Я уже говорил, что сто лет переговоров лучше, чем один день войны.

- В июне была точка, когда Россия могла выйти из совета Европы. Они приняли решение оставаться, были переговоры. Я уже тогда понял, куда это все идет, что Россия хочет остаться в европейском обществе. Плюс новая администрация в Украине. Эти два фактора повлияли на то, что мы здесь. И все. Это не значит, что Россия готова отпустить Украину, отдать Крым, отдать Донбасс. Нет. Этого не будет. Не ждите.

- Мы услышали впервые фамилию Цемеха в самолете.

- Президент пришел и у меня спросил: "Вы были против этого обмена?" Я сказал: "Я вообще впервые об этом слышу".

- Президент озвучивал, что есть второй этап обмена. Скорее всего, есть договоренности. Раз нужно отдавать людей, значит где-то нужно отступить. Надеюсь, что Зеленский знает, что делает и сделает для страны так, как нужно.

- Касаемо моей политической жизни -  для меня этот вопрос открыт. 

Жизнь до ареста в Крыму: "Было ощущение, что со мной ничего не произойдет"

- Мы занимались акциями протеста, вывозили наших военных из Крыма. Когда мне говорят сколько вывезено, я понимаю, что эвакуировал половину.

- У меня было ощущение, что со мной ничего не произойдет. Это была ошибка.

Творчество: " Это большой прокол всех служб ФСИН России"

- Я привез с собой 15 тетрадок исписанных. Сценарий скоро пойдет в работу. И два сборника рассказов, и один роман. Его издание будет в следующем году. 22 сентября во Львове на Книжном форуме будет презентация моей книги "Маркетер". И я там буду.

- 15 тетрадок – это не мысли. Это конкретные вещи, законченные сценарии, книги, сборники рассказов. Это все уже рукописи, с которыми нужно работать дальше.

- Я вел дневник во время голодовки, начиная с третьего дня. Я не знал, что будет дальше и писал все, что там происходило и какие-то мысли. Я не знал, заберут или нет. Видели, что я пишу. Могли забрать. У меня очень плохой подчерк и я стал еще хуже писать. Меня обыскивали каждый день. Все смотрели, что там написано. Но я так писал, что не понятно, что написано. Слова сливались. И так я прокатил все 145 дней и написал дневник. И я его вывез.

Это большой прокол всех служб ФСИН России. Всем привет, ребята😀 

Думаю, в следующем году он будет опубликован. 

"В тюрьме каждый день - день сурка"

- С первых дней занимался спортом. Я не курю. Не чифирю, если это слово вам о чем-то говорит.

- Я уже в мае планировал начать вторую голодовку. Но после выборов началось движение и я понял, что я это все попридержу. 

Я ни в коем случае не хотел мешать переговорам, которые потихоньку начинались и вот они завершились. Мы здесь.

- В тюрьме каждый день - день сурка. Не чем не отличается.

- Удобно жить в горизонте полтора два месяца. Сейчас не чего не происходит, но через полтора два месяца что-то произойдет. И ты все время эту планку передвигаешь и так пять лет можно проехать спокойно.   

- Для любого заключенного в тюрьме письмо очень важно. Это самое важное. Ты можешь не поесть, у тебя может не быть передач, с тобой могут что-то делать, но письмо. Все ждут писем. Поэтому пишите. Пишите. Пишите. О чем угодно. Это очень поддерживает. Я ни одного письма не выкинул.

Анна Мамонова
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту