Создатели нового фильма о чернобыльских сталкерах: "В зоне отчуждения ломаются даже тренеры кунг-фу"

В Украине презентовали уникальную документалку Ice of Chеrnobyl ("Лед Чернобыля"), показывающую это место с неожиданной стороны. "Йод" пообщался с создателями картины и героями, которые ходят туда нелегально, и узнал, что заставляет их рисковать и возвращаться туда снова и снова.

Автор идеи и режиссер фильма Марина Дымшиць - больше 10 лет живет и работает в Германии, в Украину приезжает преподавать курс "режиссура монтажа" в Ukrainian Film School. Уже около месяца фильм показывают на платформе Amazon. У него очень много просмотров - благодаря отчислениям за них, частично полностью окупились затраты на его производство, а это 20 000 евро. 

- Ми в нашей Школе пытаемся находить таких людей как Марина, которые смотрели бы на ситуации с разных углов, с новых ракурсов, - рассказала перед премьерой директор Ukrainian Film School и украинский продюсер фильма Алена Тимошенко. - Про катастрофу и радиацию знают во всем мире, но воспринимают ее очень плоско и однообразно. Марина попыталась посмотреть на нее иначе, найти ответы на вопросы: Кто такие сталкеры? Почему они едут в зону отчуждения? Почему рискуют своей жизнью и возвращаются туда снова и снова? 

Эта тема очень близка режиссеру, потому что Марина испытала все на себе и сейчас сама водит туда людей как сталкер. Но будьте готовы к тому, что эта поездка нелегальная и очень трудная - вас могут найти и разоблачить. Вам придется прятаться днем и передвигаться только ночью. 

У вас меняется сознание и восприятие мира. Нет привычных гаджетов и всего, к чему мы привыкли. Если тут листик упал - и вы это сразу запостили в Фейсбук, то там всего этого нет. Это место, где можно отключиться и по-настоящему узнать себя. 

Марина Дымшиць и Алена Тимошенко..
Презентация документального фильма Ice of Chеrnobyl ("Лед Чернобыля").

С 15 ноября Ice of Chornobyl увидят в США, Японии, Азии и еще 126 странах мира. Сейчас команда работает над тем, чтобы документальный фильм увидела широкая аудитория украинцев - в кинотеатрах и на доступных у нас онлайн-стримингах.

Итак, Марина Дымшиць и ее гид - сталкер Олег Тишко, который также стал одним из героев фильма, о своей Зоне отчуждения.

Мясо и мозоли вместо ног

- Так совпало, что в этом году вышел сериал "Чернобыль". Это подогрело интерес к вашему фильму? 

Марина: Конечно, раз вы сейчас сидите здесь и задаете вопросы. 😊

Но впервые эта идея пришла ко мне еще в 2012 году. Мне приснился сон: я оказалась ночью на крыше дома в заброшенном городе и смотрела на это все с высоты. Однако после идеи до старта съемок прошло четыре года. Команду, которая согласилась на эту авантюру, я искала 4 года. 

Мне надоело клишированное представление об Украине и Чернобыле, хотелось показать это в другой перспективе.

Я  хотела максимально убрать ажиотаж вокруг того, что это опасно. Для незнающего человека - да. Но если вы идете с тем, кто там более-менее ориентируется, - все не настолько страшно, как представляется.

Наша фишка в том, что все это было нелегально. В таких условиях очень красиво снять фильм практически невозможно. Там нет электричества, нет света. Мы экономили на картах памяти, аккумуляторах.  

- Сколько дней длился ваш первый поход в Зону отчуждения? 

Марина: 5 дней. Всего нас было 5 человек, а нашим гидом стал Олег. Моя подружка была у него на экскурсии и дала его контакты. Если вы туда пойдете, обязательно должен быть человек, который будет нести за вас ответственность и консультировать по всем вопросам. 

- Что было самым сложным?

Марина: Это был жесткий поход сам по себе. В первый же день я свалилась в погреб и повредила ногу. У Олега поднялась температура. У одного человека из группы - коленки выбились, а у остальных - были просто мясо и мозоли вместо ног.

На четвертый-пятый день начинается сдвиг по фазе

- Можно ли подготовиться к походу в Чернобыль?

Марина: Олег советовал перед первым походом взять какой-то вес на плечи и накатывать километры в день. Потому что обычная спорт-подготовка не помогает. Но психологически к этому подготовиться невозможно. Ты просто делаешь это, и - или "вывозишь", или нет. А потом уже привыкаешь психологически и физически. У меня это произошло после пятого похода. Ни одной мозольки (смеется) 😁. Это было чудесно.

- Какой день обычно переломный в походе?

Марина: Первые два-три дня обычно все еще в приподнятом настроении, силы есть. А на четвертый-пятый день начинается просто сдвиг по фазе: переключается сознание, воспринимаешь все по-другому, очень замедленно. Это можно увидеть в фильме. Я вставила много таких моментов.

Но самое сложное уже на выходе - это место называют "инвалидной улицей", потому что все уже настолько "убитые", а надо идти быстро, чтобы успеть пройти ее до рассвета. Это как раз главная трасса, по которой ездят в Чернобыль. Ночью там можно увидеть хотя бы фары машины, а днем можно даже не услышать, что машина приближается и не успеть прыгнуть в кювет. Поэтому, даже если больно, нужно идти очень быстро.

Я вожу экскурсии уже два года. Как-то брала с собой тренера, который 25 лет активно занимается спортом и 10 лет практикует кунг-фу. Но последние пару дней в походе был готов убить и растерзать всех. Настолько ему было плохо физически, морально, психологически.

Люди, которые постоянно ходят в эти походы, тоже потом признавались, что просто умирали в конце.

Для нас это зона дружбы, а не отчуждения

- В фильме вы показывали различные приспособления, которыми пользуются сталкеры в походах. Например, самодельная "сигнализация", которая помогает ночью услышать, если кто-то попал в дом. Какие еще есть хитрости? 

Марина: Это то, как вы общаетесь между собой в группе, потому что есть такие места, где нельзя разговаривать - приходиться общаться с помощью жестов. Или, если идете гуськом друг за дружкой, нужно, чтобы кто-то смотрел вперед, кто-то - назад, кто-то - вправо, кто-то - влево. Просто, чтобы, не дай боже, не нарваться на животное или патруль.

Если вдруг кому-то что-то показалось, у нас это был знак - "пшц". Все остановились, а ты пальчиком показываешь, куда смотреть. Много таких фишек в плане общения и осторожности. 

- А были столкновения с другими сталкерами?

Марина: В фильме этого нет. Но да, были. Часто встречаешь другие группы: с некоторыми просто здороваешься, с некоторыми - общаешься, находишь общий язык.

Я бы сказала, что это не зона отчуждения, а зона дружбы, потому что те люди, с которыми там знакомишься, настолько уникальные, настолько особенные, что потом вы просто не можете не подружиться. 

- Как наказывают "нелегалов", если поймают? 

Марина: Административный штраф - 500 гривен. Но самое страшное для нас: если бы поймали с отснятым материалом - могли бы просто все забрать. 

- Сколько берут гиды-сталкеры, которые нелегально водят людей в зону?

Марина: По-разному. Зависит от того, сколько человек в группе. Если ты ведешь кого-то одного - это может быть и 500 долларов. Если несколько - 200-300 долларов с человека. Теперь я уже и сама сталкер. Но вожу туда группы бесплатно, потому что беру только своих друзей или знакомых. 

Творческие люди ходят туда за вдохновением

- Вы сказали: если пошел в Зону отчуждения больше одного раза, будешь ходить туда всегда. Почему? Ведь вы уже там все знаете. 

Марина: Да, может быть, сам экстрим и адреналин уходит, но приходит что-то другое. Ходишь туда уже как в отпуск. Там происходит изменение сознания, поэтому многие творческие люди идут туда за вдохновением. Там они находят какое-то уединение и тишину, которые используют для своих творческих целей. 

Например, герой нашего фильма, писатель Маркиян Камыш, ходит туда, чтобы вдохновляться на новые истории.

- Что чувствует сталкер, когда возвращается из Чернобыля? 

Марина: Вы знаете, у всех по-разному. Некоторые впадают в легкую депрессию. Ты заново пересматриваешь свой мир и всю свою жизнь. Заново расставляешь приоритеты. Самые простые бытовые вещи оказываются очень приятными.

Сериал "Чернобыль" сталкерам не очень понравился

- После сериала "Чернобыль" о Зоне отчуждения много говорят. Сталкерам сериал понравился?

Марина: Насколько я знаю, не очень. Все они хорошо ориентируются в теме и сами могут много чего интересного рассказать. Некоторые моменты в сериале  драматизированы - это красиво с точки зрения истории, но для сталкера не очень интересно.

- А чего сталкеры хотели бы для этого места? 

Марина: Я была бы не против, если бы его внесли в ЮНЕСКО и сделали что-то наподобие музея. Когда я была там в этом году, увидела, что антенну-дугу, которая есть в нашем фильме, спиливают. Половины уже нет. Не знаю, что они (кроме идейных сталкеров - в зоне промышляют обычные мародеры. - Авт.) делают с этим металлом. 

Олег: Если говорить со стороны обычного человека, конечно, я бы хотел, чтобы Чернобыля не было вообще.

А с точки зрения сталкера - хотел бы, чтобы Чернобыльская зона осталась хотя бы такой, как сегодня. С каждым годом она увядает. Лет через 30 еще больше зданий развалится, а через 50 - это будут просто большие руины.

Я бы хотел, чтобы Чернобыльская зона осталась маятником для всех людей, которые занимаются атомной промышленностью. Напоминанием о том, по какому пути не нужно идти и как не нужно делать.

Фото предоставлены Ukrainian Film School и из социальных сетей Марины Дымшиць

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту