Научный блогер Ольга Маслова: "Ненавижу "Теорию большого взрыва" - это набор клише"

Кандидат биологических наук рассказывает, как отличить фейковую "научную" новость и почему украинцы верят экстрасенсам больше, чем признанным экспертам.
Фото из личного архива Ольги Масловой.

Уже больше 10 лет клеточный биолог Ольга Маслова нескучно говорит на темы, которых мы боимся со времен средней школы. Из ее блога можно узнать, например, способны ли стволовые клетки продлить нам жизнь и почему хаотичный режим дня плохо влияет на работу мозга.

Поверьте, хитросплетениям, которые происходят в человеческом организме, позавидовали бы даже сценаристы "Игры престолов".

Стала пиарщицей науки в 5 лет

- Моя бабушка была биохимиком. И у нее сохранилось множество книжек 1950-60-х годов: лабораторное дело, учебники с красивыми фиолетовыми тромбоцитами, стрёмными паразитами и разными сложными словами, которые меня в детстве интересовали. С 4-5 лет все это читала как сказочки, а потом выдавала прочитанное, где надо и не надо.

Фото: Michael Schiffer/Unsplash

Родители троллят, что я была популяризатором науки еще в дошкольном возрасте. Когда мы ехали куда-то в поезде, попутчики задавали разные идиотские вопросы: "Кого ты больше любишь - маму или папу?", "Какая у тебя любимая игрушка?". А я рассказывала, чем эритроцит отличается от лимфоцита, потому что мне это было прикольно.

При этом родители к биологии не имеют никакого отношения: папа - военный педагог, мама - математик-программист.

Лжеученые умеют классно продать себя

- Я работала в научно-исследовательском институте, затем в коммерческой организации, где, помимо лабораторной работы, должна была коммуницировать с людьми… Мне очень нравится фундаментальная наука. Но в 2016 году я начала понимать, что мне комфортнее быть посредником между наукой, бизнесом и обществом.

Помните историю двухлетней давности об украинской ученой, которая якобы нашла лекарство от рака? Все было совсем не так. Проблема оказалась во взаимном недопонимании. Одни четко не смогли объяснить, чем они занимаются, другие же не смогли адекватно спросить и написали то, что люди хотят услышать, а не то, что есть на самом деле.

Фото: Louis Reed/Unsplash

Не все ученые, у которых есть классные разработки, способны донести эту информацию. И наоборот, те, кто делает какую-то фигню, часто умеют классно продать себя. Бизнес на это клюет, так как у них не хватает экспертов, чтобы оценить, насколько эта идея классная и реальная. В итоге получается дурацкая ситуация: бизнес разочаровывается и во второй раз может не захотеть профинансировать даже классную идею, потому что уже раз прогорели.   

Моя мечта - создать школу медиаторов между учеными, бизнесом и обществом. В этом году мы подавали наш проект на конкурс МОН, но он не прошел, так как не подошел ни под одну категорию: это, вроде, и не педагогика, и не чистая биология… А для такой школы нужна государственная поддержка. Если сделать это за счет бизнеса, будет конфликт интересов, предубежденность...

Как отличить научные фейки

- Бывает, листаешь ленту новостей и видишь: "Ученые доказали: вино продлевает жизнь". Отматываешь на три дня назад: "Ученые доказали: вино сокращает жизнь". То же самое с кофе, интернетом... Продлевает/сокращает, продлевает/сокращает… Если человек далек от темы, он подумает: "Поехавшие какие-то эти ученые! Нельзя им доверять. Тут они говорят то, тут - это. Пойду-ка я лучше погадаю на картах таро. Там все четко".

На самом деле, все эти противоречия - просто вырванные из контекста исследования. На маленькой выборке, а в худшем случае, вообще на животных было доказано: такое-то вещество в таких-то концентрациях делает то-то и то-то. Эти работы имеют право на существование, но не претендуют на истину в плане лайфстайловых рекомендаций.

Чтобы это стало руководством к действию, должен быть проведен мета-анализ. Он пишется, к примеру, на основе 25-ти работ, которые были проведены в течение многих лет и при разных условиях. Лишь тогда делается какой-то глобальный вывод, который может быть использован на практике.

Может ли обычный человек отличить фейковую научную новость от настоящей? Да, но хотелось бы, чтобы эту задачу брали на себя журналисты. Для начала нужно проверить, откуда эта информация. Даже если речь идет о "Нью-Йорк таймс", нет гарантий, что не будет ни мелкой ошибки, ни искривления. Нужно пройтись по первоначальным ссылкам и найти, о чем там речь.

"В соцсетях мы создаём себе уютный мирок с единорогами"

- Очень часто люди форматируют свою ленту в Facebook, чтобы не видеть и не слышать каких-то идиотских вариантов. С одной стороны, да, это локально бережет психику. С другой стороны, так мы создаем себе уютный мирок с единорогами и доказательной медициной.

Но если я сейчас зайду в маршрутку и спрошу: знают ли люди, что такое циркадные ритмы, какие типы стволовых клеток находятся в их организме и почему их нужно любить и уважать, - на меня посмотрят как на городскую сумасшедшую. При этом в Интернете реально сотни людей могут лайкнуть мой пост об этом.

Фото: Elena Koycheva/Unsplash

Поэтому я перехожу внутренние пороги и порой соглашаюсь сделать доклад в каком-то нетипичном месте. Чем больше будет таких странных предложений, тем больше я буду радоваться.

Кстати, для меня самым большим оскорблением является фраза: “Ой, я не пришел к тебе на лекцию, потому что я для этого слишком тупой”. Причем это говорят объективно не очень тупые люди. 

Контакт с эзотериками ради "лагідної популяризації"

- Иногда я рискую и иду на контакт с альтернативно мыслящими людьми, которые занимаются астрологией или другим каким-то трешем. Называю это "лагідна популяризація". У них предубеждения против ученых еще больше, чем у простых людей. Их основной аргумент: "науке не все известно". И его очень сложно перебить, так как науке действительно известно не все. И в этом весь кайф жизни - кайф познания.

Наука не гарантирует универсальности. В отличие от религии или эзотерики, у которых есть ответы на все вопросы. Они считают, что есть какая-то высшая сила (в каждой секте своя), которая знает лучше. Будешь хорошим - будет тебе то, будешь плохим - это. Критерии "хороший-плохой" каждый тоже выбирает свои. Мне кажется, это примитивизация и упрощение того, что происходит вокруг нас. 

Фото: Hyttalo Souza/Unsplash

Мы как-то смеялись с коллегами: надо сделать мероприятие, на котором написать "вакцина вызывает аутизм", "гомеопатия работает", "лучшие экстрасенсы страны в экспертах"... Захватить аудиторию в 200 человек, закрыть двери изнутри, выпустить туда популяризаторов и сказать: "Упс, не работает".

Шутки шутками, но иногда хочется таких дурацких радикальных подходов. Как мы свои ленты фильтруем от этого мракобесия, так и они свои ленты, по сути, фильтруют от нас.

Сериал "Теория большого взрыва" эксплуатирует стереотипы

- Ненавижу "Теорию большого взрыва"! В комментариях под каждым третьим моим постом кто-то пишет, что я похожа на Шелдона. И мне от этого хочется кричать: "Что?! Нет!". Это очень карикатурный образ.

Если первый сезон этого сериала был смешной, то дальше - это уже эксплуатирование одних и тех же шуточек и клише в разных формах. Стереотипы - это вообще не очень хорошо. Как и любые попытки загнать кого-то в образ типичного ученого или типичного врача, шахтера... В 21 веке, когда можно быть нестандартным, а не соответствовать иллюзии, которую придумал кто-то другой.

Я вообще не люблю научную фантастику. Никому свою точку зрения не навязываю. Просто мне это неинтересно.

Единственное исключение - сериал "Стартрек". Я долго сопротивлялась внутренне, но он меня захватил. Причем самая первая версия 1967-го года. С картонными декорациями и местами очень наивными сюжетами. Это один из немногих фильмов-произведений, в которых будущее изображается, с одной стороны, максимально гуманистично, с другой - без вот этой антропоморфной привязки, когда инопланетяне должны быть как человечки, но не человечки.

Интерес к науке - это поведенческий тренд

- Повлиял ли успех "Теории большого взрыва" на интерес к научпопу? Не знаю. Я не спрашиваю у людей, которые приходят ко мне на лекции, видели ли они этот сериал.

Повышенный интерес к науке сейчас - это не столько масс-культурный аспект, сколько тренд поведенческий. Сегодня больше новостей о космосе, биологии, которые так или иначе попадают нам на глаза. Если человек не совсем поверхностный, ему захочется понять: а что там вообще происходит с этим Марсом? Или узнать больше про генетическую инженерию.  

Фото: Mohammad Alizade/Unsplash

Я люблю вопросы от чисто детского интереса. Как говорили великие популяризаторы: в детстве все мы интересуемся наукой, причем физикой, биологией и химией в первую очередь. Мы спрашиваем: "Почему небо синее? Почему синяк синий? Почему голубь умер?". Но важно, чтобы рядом был человек, который все это нормально объяснит. Не отмахнется, не заговорит о каких-то религиозных штуках.

Да и в школе эти предметы почему-то опошлены какой-то идиотской подачей, да простят меня учителя. Если ребенок не находит ответ в детстве, потом он всю жизнь боится эти вопросы задавать. Но ситуация меняется. Людям все чаще мало школьных знаний. Например, чтобы разобраться — делать ли ребёнку прививки и нужно ли хранить пуповинную кровь. И они обращаются к нам, популяризаторам науки. Цель таких блогов и лекций в том и состоит, чтобы люди добавили пазлов в свою картину мира. 

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту