Украинка Елена Андрейчева, получившая Оскар 2020: "Пока не чувствую, что имею право снимать что-то о событиях в родной стране"

Елена Андрейчева - британский продюсер из Украины, завоевавшая главную кинопремию в номинации "Короткометражный документальный фильм". В интервью "Йоду" она рассказала о своей эмиграции, карьере и проекте, который американские киноакадемики признали самым лучшим.

Елена Андрейчева - успешный британский продюсер и режиссер родом из Украины.

Ее фильм "Научиться кататься на скейтборде в зоне боевых действий (если ты девчонка)", в прошлом году взял несколько крупных наград на профильных фестивалях (BAFTA, Tribeca), а 9 февраля 2020-го получил премию "Оскар" в номинации "Лучший короткометражный фильм". 

Мужество - это когда кто-то идет в школу и учится,
- слова, которые звучат из уст одной из героинь фильма.

И эта реальная история не может оставить равнодушным не только киноакадемиков, но и людей со всего мира.

В фильме рассказывается о Скейтестане - общественной  организации, которая набирает девочек из бедных районов Кабула, чтобы научить их кататься на скейте, дать начальное образование и расширить их представления о мире.  

"Йод" связался с Еленой, которая сейчас живет и работает в Лондоне, чтобы узнать ее личную историю, а также подробности об этом уникальном проекте.

Уехала на учебу и осталась

Елена Андрейчева

Я родилась и росла в Киеве, пошла в украинскую школу. А в 1995 году у меня появился шанс поехать на учебу в Великобританию. В то время я не так хорошо говорила по-английски, поэтому никто не знал, как закончится этот эксперимент. Но все сложилось.  

Осталась, поступила в университет, получила здесь высшее образование, первую работу, построила карьеру. Но мои родственники остались в Украине, поэтому я каждый год бываю в родной стране.

Если честно, сразу после школы у меня не было сильных карьерных устремлений. Мне всегда нравилась физика, поэтому я выбрала научный факультет. Но в процессе учебы поняла: мне больше нравится писать о науке, узнавать новое, а не быть ученым.

На магистратуре в нашем университете была научная журналистика. Я посчитала, что это правильный для меня путь. Из четырех возможных дисциплин выбрала "Документальное кино". И когда получила свою первую работу - убедилась, что поступила правильно.  

Человеческое лицо эмиграции

Первый серьезный фильм, где я выступила в роли режиссера, называется Polish Go Home (2016). Он рассказывает об эмигранте из Польши, решившем вернуться на родину к семье, которую не видел четыре года.  

Эта тема всегда меня интересовала. Сейчас мы говорим по-русски - и вы слышите, что у меня не так часто есть возможность его практиковать. В Лондоне на меня уже не смотрят как на эмигрантку, так как я уже не отличаюсь от них. Но я слышу, что об этом говорят. И меня на протяжении многих лет волновало негативное отношение к приезжим: "Почему все эти люди приезжают? Что им тут надо?".

Могу из собственного опыта сказать: жизнь и работа в Великобритании дают большие возможности. Иногда больше, чем в родной стране. Сложно сказать, что бы произошло, если бы я осталась в Украине, но мне хотелось показать человеческое лицо эмиграции.

Я провела очень много времени с этим мужчиной, его семьей, детьми. Съемки длились около двух лет. Мы подружились. Весь этот процесс для меня был интересным. И, конечно, я многому научилась. Мне было интересно поработать самостоятельно как режиссер, и я горжусь результатом.  

Разоблачение эксплуатации на порносайтах

Я очень люблю свои проекты и стараюсь из каждого выносить что-то позитивное.

Один из самых сложных и интенсивных съемок проходили на Филиппинах. Это был фильм "Saving the Cybersex Girls (2015)", который мы снимали для BBC c ведущей Стейси Дули, журналистом-расследователем.

Кадр из фильма "Saving the Cybersex Girls (2015)"

В нем мы затронули очень тяжелую тему - траффик молодых женщин и детей для эксплуатации на порносайтах. Многие люди в Европе, Америке, Австралии смотрят эти сайты и не задумываются о том, как эти люди и, чаще всего, дети оказались в этой ситуации.

Я выступила там продюсером. Мне пришлось вложить всю свою эмоциональную энергию, чтобы разговаривать с людьми, которые работают в этой сфере и пытаются с этим бороться. Многие из них находятся в состоянии глубокого шока и эмоциональной усталости. Их истории очень тронули меня и в то время, а сейчас особенно - ведь теперь у меня есть свой ребенок.

Мамы прячутся под буркой, но хотят иного для дочерей

Над фильмом "Научиться кататься на скейтборде в зоне боевых действий (если ты девчонка)" трудилась международная команда. Исполнительные продюсеры - американский телеканал A&E, который решил рассказать миру, что девочкам дает этот проект, и британская компания GRAIN MEDIA - они и пригласили меня в этот проект.  

Но об организации Скейтестан я услышала задолго до этого - увидела в журнале фото этих девочек в разноцветных платьях на скейтбордах. Уже тогда мне захотелось узнать о них больше, и это записалось где-то на подкорке.

К нашему удивлению, разрешение от местных властей мы получили без проблем - все прошло быстро и дружелюбно. Наш проект не вызвал опасений со стороны правительства и других организаций.  

В первый раз я полетела в Афганистан в 2016 году, чтобы встретиться с учителями, родителями и самыми девочками. Мне нужно было понять, насколько сложно будет привлечь их к съемкам.

На встречу пришли мамы четырех девочек - все в бурках (паранджа, чадра. - Авт.), полностью закрытые. И я подумала: "Боже, как я буду с ними разговаривать? Что мне им сказать? Как все объяснить?".

Но потом они зашли в помещение, закрыли двери, сняли верхнюю одежду и начали разговаривать со мной, как старые подружки. Было настолько приятно. Такая теплая атмосфера! Они смогли меня удивить, в том числе и отличным чувством юмора.  

В тот момент я поняла: они могут прятаться под буркой, вести себя очень консервативно, но в то же время хотеть совсем другого будущего для дочерей.

Они настолько сильно поддерживают образование своих детей, потому что у них самих такого шанса не было.

Семьи поставили только одно условие - фильм нельзя показывать на территории Афганистана и Пакистана. Это прописано в подписанных нами документах. Есть такой момент: родители могут быть согласны, но семьи здесь большие. У всех найдется далекий родственник - консервативный дядя, который не поддерживает идею образования женщин и защиты их прав.

Я чувствовала, что они немного волнуются и боятся последствий. Здорово, что они все равно согласились показать, как эта инициатива помогает их детям.

Снимали быстро, чтобы избежать неприязностей

Мы снимали этот фильм циклами на протяжении 2017 года. Нам не рекомендовали оставаться в Кабуле дольше, чем на две недели. Риск похищения иностранных журналистов очень высок.

К тому же, у нас была достаточно большая команда по меркам документального кино - 5 человек. Мы не могли просто прыгнуть в машину и незаметно провести съемки. Когда приезжали к девочкам домой, что случалось нечасто - старались сделать все максимально быстро. Не хотели, чтобы к ним были вопросы: "Кто к вам приезжал?".

Не все люди в Кабуле это одобряют, поэтому у наших героев могли быть проблемы.

Каждый раз, когда готовились к съемкам, понимали: в любой момент ситуация может поменяться - и мы можем не полететь. Но если снимаешь фильм в Афганистане - обычно так и происходит.

Номинация на "Оскар" - это нереальный момент

Мы начали работу над фильмом в 2016 году, а его премьера состоялась в апреле 2019 года на фестивале Tribeca Film Festival в Нью-Йорке. Можете себе представить, как непросто нашей команде было поддерживать энергию все это время.

Но иногда полезно отдалиться, чтобы приблизиться. Какое-то время я не пересматривала наш фильм, поэтому, когда увидела реакцию людей на премьере, вспомнила все эти моменты и поняла: "Да, это хороший фильм".  

Сама номинация на "Оскар" -  уже нереальный момент.

 Хотя тогда я до конца не понимала, что все это значит. На обычных фестивалях ты просто приезжаешь, показываешь свой фильм. А "Оскар" - это серия мероприятий, которые начинаются за две недели. У тебя есть шанс пообщаться со своими коллегами, другими людьми, встретить каких-то звезд.

Сейчас всюду звучит мое имя и имя режиссера Кэрол Дизингер, потому что мы получили статуэтки. Но над фильмом работало много людей. Я очень рада и горда, что он достиг такой вершины. Думаю, это даст толчок в карьере каждому из нас.

Девочки ничего не знают о нашем успехе

Героини нашего фильма не знают, что он взял "Оскар". Мы обсудили эту стратегию с организацией Скейтестан и приняли решение - пока не показывать им фильм и не рассказывать о том, что произошло.

В Скейтестан считают, что эта информация им не поможет. Их цель проста - помочь девочкам наверстать пропущенное и продолжить учебу в обычной бесплатной школе в Афганистане. Начальное образование - это самый главный вклад этой инициативы.

Они хотят, чтобы девочки нашли свой путь в своей стране, в своей ситуации, а не давать им ложных иллюзий. У них уже есть свои, вполне реалистичные мечты - стать доктором, преподавателем, журналистом.

Девочки и их семьи могут посчитать, что "Оскар" может дать им шанс выехать из страны. Но, к сожалению, в мире миграционный кризис. Даже беженцы из стран, где война идет просто у них во дворе, не всегда могут получить этот статус.

Мы надеемся, что успех этого фильма выльется в поддержку Скейтестан и других организаций, которые работают в этой сфере. Лучшая помощь таким девочкам - это такие простые маленькие шаги. Девочки не просто учатся писать, считать и кататься на скейтборде, но и становятся увереннее. В будущем они смогут использовать эту храбрость, чтобы уважать свой голос, просить еще больше для себя и своих дочерей.

Где посмотреть фильм

Пока наш фильм доступен к показу только на территории США. Конечно, после победы многие меня об этом спрашивают, но пока такой возможности нет. Мне бы хотелось показать этот фильм в Украине, я уже начала диалог на эту тему, но конкретных планов еще нет.

Ищу интонацию, чтобы рассказать миру об Украине

Я знаю, что в Украине сильное сообщество документалистов. И мне бы хотелось с ними сдружиться.

Планирую ли снять фильм о событиях в родной стране? Отвечаю: да. И не только потому, что мы сейчас говорим. Я думаю об этом уже какое-то время.

Но я не хочу приехать, отснять, а люди потом скажут: "Кто это? Она ничего не понимает". Я довольно чувствительна к таким вещам. Мне нужна тема и команда единомышленников, которая поможет уловить суть. Мои визиты сюда - это встречи с родственниками. Я не знаю, что тут происходит, как местный житель.

Конечно, такой же вопрос можно задать о съемках в Кабуле. Но там со мной была Кэрол - режиссер, которая уже 15 лет проводит съемки в Афганистане. В нашей команде были люди, которые там живут.

Меня постоянно интересовало, что происходит в Украине. Еще с 2014 года. Но пока я не чувствую, что у меня есть право приезжать сюда и что-то снимать.

Фото: andreicheva.co.uk, instagram.com/_andreicheva

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту