"Я работаю на кладбище": что посмотреть на Байковом, если ты не гот и не кот Бегемот

В Киеве снимают кино по мотивам популярной книги Павла "Паштета" Белянского "Я работаю на кладбище". Ее автор и главный герой именно этим и занимаются. Но перед визитом на съемочную площадку нам пришлось побывать на необычной экскурсии. И это было жууутко интересно.

Киевский гид Николай Голицынский водит сюда туристические группы уже лет восемь. Моду на кладбищенские прогулки хотела ввести "молодая команда Черновецкого". Вход на Байковое планировали сделать платным, а ему и другим гидам предложили разработать тематические экскурсии. 

Планировали облагородить территорию, закупить автокары и возить туристов по историческим местам - ведь наслаждаться старинными скульптурами и выгуливать собак под сенью кладбищенских деревьев у наших европейских соседей уже давно не зазорно. Но "команда" ушла, планы о модернизации растворились, а экскурсии остались.

Назвали в честь генерала, но похоронили его не здесь

- Кладбище названо так в честь боевого генерала в отставке Сергея Байкова, который имел одноименный хутор неподалеку. Оно возникло и было распланировано в 1833 - 1834 годах, когда появилась необходимость в новых кладбищах, так как старые занимал разрастающийся город. Однако, по иронии судьбы, сам он незадолго до смерти выехал в Петербург, поэтому захоронен в другом месте.

Чтобы внимательно осмотреть территорию, не хватит и дня. Гид признается: этой теме у него посвящено три экскурсии - по четыре часа каждая. Столько времени у нас нет, поэтому сразу перемещаемся в старую часть Байкового - именно она наиболее популярна среди туристов. 

Фото: Йод

Старое кладбище делится на три "делянки" - по количеству христианских конфессий, которые на тот момент были в Киеве. Нижняя часть - православное. Средняя - католическое, оно же польское. Верхнее, на горе - лютеранское, иногда его еще называют старым немецким кладбищем.

Городецкий зарабатывал созданием склепов, которые сейчас на грани разрушения

По дороге к могиле Леси Украинки обращаем внимание, что на многих памятниках есть не только имена усопших, но и скульпторов. Тогда надгробия часто были маленьким произведением искусства, поэтому браться за "мрачную" работу не брезговали даже самые именитые мастера. 

Например, Владимира Городецкого мы знаем как создателя легендарного Дома с химерами, но на жизнь мастер зарабатывал изготовлением семейных склепов. Среди надгробий и крестов они выглядят как готические дворцы. 

Сооружение архитектора Городецкого. Фото: Йод

За сохранением этих архитектурных шедевров сейчас никто не следит. Во время своей прогулки мы увидели два из них - один внешне сохранился достаточно хорошо, второй - на грани разрушения. Так что если вы поклонник творчества самого загадочного киевского архитектора - поспешите. Через несколько лет их может уже не быть. 

Наконец подходим к могиле Леси Украинки. Рядом с ней покоятся ее отец, мать и брат. Когда устанавливали памятник поэтессе, ее близкие подвергались гонениям и были вынуждены выехать за границу.

Надгробие Леси Украинки на "Старом" Байковом кладбище. Фото: wikipedia.org

Неподалеку находится могила отца Михаила Булгакова - Афанасия, профессора Киевской духовной академии. 

Эти памятники выдержаны в традиционном стиле. Но таких тут меньшинство. Причудливые беседки, кресты тонкой ручной работы, каменные венки и скульптуры - надписи на многих табличках уже практически невозможно разобрать. Часто встречаем кресты в виде деревьев с обрубленными ветвями. Такой памятник символизирует, что усопший не оставил за собой потомства. 

Крематорий

Последняя точка нашей экскурсии - Киевский крематорий и стена памяти. В свое время на его появление в Киеве отреагировали неоднозначно. 

Киевский крематорий. Фото: kievkrm.com.ua

- Со времен Бабиного яра тогда прошло всего 20-30 лет. Чтобы крематорий воспринимался киевлянами не так психологически сложно - здесь решили сделать парк памяти. Чтобы здесь были красивые художественные произведения и душа отдыхала, - поясняет нам гид. 

Крематорий проектировал архитектор Авраам Милецкий (он же строил гостиницу "Салют"). Он же нанял семью двух художников-монументалистов - Аду Рыбачук и Владимира Мельниченко, чтобы они создали стену памяти. 

- Это должен был быть большой проект. Провожая близких в дальний путь, вы бы проходили вдоль стены с барельефами на различную тематику - жизни, любви, материнства и другие аллегории. Ров возле стены должен был быть заполнен водой, чтобы отражать потустороннее, - продолжает экскурсовод.

Все это создавалось 13 лет. К 1981 году все было готово - осталось только покрыть ее красящим раствором. Но приехали партийные власти, посмотрели и сказали, что она не соответствует эстетике социалистического реализма - тому, что жаждут и хотят советские люди. За  стену пытались заступиться и Амосов, и Антонов, имеющие тогда вес перед партией. Но, увы, это не помогло. 

- Владимир Щербицкий, первый секретарь компартии Украины, издал указ - залить стену бетоном и уничтожить ее до празднования 1500-летия Киева. Чтобы, не дай бог, не увидели иностранцы. Сейчас ее пытаются восстановить. Пока удалось открыть только один кусочек - это очень сложно и дорого. Город никак не найдет денег, чтобы этим заняться. 

О книге и кино: "На кладбище мы много смеемся, но это защита"

Здесь же, на спуске за крематорием, расположилась съемочная группа. Байковое - не единственное кладбище, где ведется работа над фильмом, но самое колоритное. По дороге пересекаемся с похоронной процессией - уже не бутафорской. Журналистам становится немного не по себе. Не сговариваясь, все ускоряют шаг. Но актеры на мрачную обстановку внимание не обращают: часто и заразительно хохочут.

Исполнитель главной роли, актер Виталий Салий ("Крути", "Заборонений"), ловит на себе удивленные взгляды и поясняет:

- Мы тут много смеемся, но во многом  это защитная реакция на то, что мы здесь находимся. Идем, смотрим - похоронена вся семья… и кот. Причем один его памятник дороже, чем у всех остальных. И морда, словно он там лапу приложил (смеется). Такой черный юмор возникает, как защитная реакция. Я к Паше (Белянскому. - Авт.) прибегаю, рассказываю это все. А он: "Некоторые и с лошадьми прихоранивают".

"Я работаю на кладбище" - драма с элементами черного юмора по одноименной книге популярного блогера Павла "Паштета" Белянского. Автор уже много лет держит собственное похоронное агентство.  

- Это тот жизненный перекресток, куда люди приходят максимально откровенные, максимально оголены, - рассказывает Белянский. - И в этот момент рядом оказываюсь я. 

Чтобы не носить чужую боль в себе, Павел начал публиковать эти рассказы в Фейсбуке. В какой-то момент историй набралось на целую книжку.

- Половина из них записана либо на телефоне, либо на рабочем компьютере - вперемешку с заказами памятников и ксерокопиями договоров. Если бы 5 лет назад какая-то гадалка сказала, что они найдут такой отклик - я бы не поверил, - признается Павел. 

В книге эти разрозненные рассказы объединяет лишь немногословный слушатель - прототип автора. В фильме же появится главный герой - 35-летний мужчина по имени Саша, который работает на кладбище. Здесь он не только становится свидетелем чужих жизненных драм, но и пытается сбежать от своей собственной. Впрочем, в фильме есть место не только смерти, но и юмору, любви, борьбе за власть и даже бандитским разборкам.

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту