Как Фрейд стал детективом и ламберсексуалом в новом сериале Netflix: что из сюжета правда

6 мая мир отмечает 164-ю годовщину со дня рождения основателя психоанализа. Йод.media без спойлеров рассказывает о свеженьком сериале про доктора, в котором он неожиданно превратился почти в Шерлока.

Отец психоанализа, выдающийся теоретик психологии, доктор медицины, профессор, дедушка Фрейд.

Забудьте все эти громкие титулы и регалии, потому что в новом шоу Netflix Фрейд – никакой не дедушка. Он молодой, амбициозный и до чертиков обаятельный парень, который с помощью собственных, не признанных наукой, методов пытается расследовать серию жестоких преступлений. 

Кажется, создатели сериала повеселились на славу, сняв то, чему сложно определить подходящий жанр – это смесь криминальной драмы, детектива, хоррора, научно-популярной фантастики и исторической фантазии.

То, что получилось в итоге (уже есть 1 сезон, состоящий из 8 серий) называют новым "Шерлоком", а зрители по всему миру гадают, послужили ли основой сериала реальные факты из биографии Фрейда.

Йод.media рассказывает об этом без спойлеров.

Правда: гипноз, невеста, кокаин

Итак, Вена, 1886 год.

Начинающий доктор Зигмунд Фрейд недавно вернулся из Парижа, где стажировался у врача-невролога Жана-Мартена Шарко, изучая истерию – самое универсальное и популярное душевное расстройство того времени. Оттуда же Фрейд привез увлечение, которое станет основой сюжетной линии сериала – гипноз. На родине, в Австрии, методы Фрейда считают антинаучным бредом и шарлатанством. 

Эта завязка сериала, основанная на вполне реальных и правдивых биографических фактах, может вас натолкнуть на то, что Netflix снял байопик. Но это не так.

Еще два года назад, в процессе создания шоу, его авторы предупреждали, что всего лишь вдохновились биографией и образом Фрейда. А дальше – сочиняли так, как им подсказывала фантазия и просчет рейтингов. 

Это понятно уже хотя бы по тому, что Фрейд в исполнении 36-летнего австрийского актера Роберта Финстера щеголяет так, словно только что сошел с обложки модного журнала 🤩 Его густая ухоженная борода и шелковистые пряди, ниспадающие на лоб, создают образ в духе современных ламберсексуалов.

Реальный Фрейд тоже носил бороду, но на портретах того времени он все же не выглядит как завсегдатай барбершопов.

Зигмунд Фрейд, 1885 г.

У экранного Фрейда есть невеста Марта, которой он пишет письма пачками. И это тоже историческая правда. Марта Бернайс из довольно известной еврейской семьи стала женой Зигмунда и родила ему шестерых детей.

А еще нетфликсовский Фрейд плотно сидит на кокаине, который считает прекрасным лекарством, при случае советует его другим и угощает ним свою домработницу. И это тоже не выдумка. Хотя тему наркозависимости доктора пытались исключить из его официальной биографии. Но правда в том, что в то время кокаин еще не был признан наркотиком, а считался чудотворным лекарством. Зигмунд называл его эффективным обезболивающим, исследовал его действие на пациентах во время хирургических операций, подсадил на него множество знакомых, читал о нем лекции и писал восторженные научные статьи.

Но на этом, пожалуй, исторические факты в новом "Фрейде" иссякают.

И дальше начинается настоящая мистически-детективная вакханалия.

Вымысел: убийства, расследование и любовь

В исторической фантазии, как охарактеризовали свое детище создатели сериала, вполне реальный метод гипноза превращается в мистическую основу сюжета-расследования. В Вене происходит серия загадочных убийств и исчезновений людей, которые расследует полиция в лице колоритного усатого инспектора Кисса. Мотив преступлений совершенно не ясен, как и выбор жертв. Ими становятся проститутки, дети и аристократы. Похоже, что орудует маньяк, но как напасть на его след? Конечно же, с помощью доктора-новатора Фрейда и его гипнотических способностей. 

У Фрейда-Шерлока есть свой Ватсон. В его роли выступает красотка по имени Флёр Саломе. Она – звезда модных приемов и салонов того времени, на которых демонстрирует способности ясновидящей и медиума. Флёр вначале увлекает доктора исключительно как клинический случай (а уже потом и романтический, ведь нетфликсовский Зигмунд – еще тот ходок 😏). То, что происходит с ее мозгом под действием гипноза – невероятно. В ее подсознании каким-то образом спрятаны ключи ко всем жестоким преступлениям, и Фрейду нужно лишь потянуть за правильные ниточки, чтобы распутать этот клубок.

Без паники. Сериал не скатывается в мистическую пропасть. Его создатели вовремя вспоминают о связи бессознательного и сознания, толковании сновидений, методе свободных ассоциаций и других умных вещах, первопроходцем в которых был Фрейд. И именно они в итоге приводят к разгадке, масштаб и замес которой вас удивит (ну, мы же обещали без спойлеров 😛).

Сразу предупредим, что Фрейд реальный никогда в расследовании преступлений не участвовал, но детективы читал и уважал.

Исторический факт: Зигмунд был активным почитателем рассказов о Шерлоке Холмсе, авторства своего коллеги-врача из Англии Артура Конан Дойля. Так что, думается, доживи Фрейд до наших дней – оценил бы по заслугам финт от Netflix 😉

И немного о травмах

Отдельного внимания заслуживает атмосфера, которую удалось создать на экране авторам сериала. Мрачная Вена конца XIX века становится идеальным фоном для того, чтобы говорить о сути проблем, с которыми работал реальный доктор Фрейд: тяжелые воспоминания, детские травмы, накопленные переживания.

Поэтому будьте внимательны, распутывая клубок преступлений вместе с экранным Фрейдом – в видениях, кошмарах и галлюцинациях героев часто прячется больше ответов, чем в событиях, которые происходят с ними наяву.

Травматическое воздействие может оказать любое событие, вызывающее чувство ужаса, страха, стыда, душевной боли. И, разумеется, от восприимчивости пострадавшего зависит вероятность того, что это происшествие приобретет характер травмы,
- писал по этому поводу реальный Зигмунд Фрейд.

Так что преодоление психологических проблем, страхов и комплексов во "Фрейде" впечатляют не меньше, чем пытки украденных детей в канализационных туннелях и каннибализм.

Создатели сериала плавно подводят к выводу, от которого реальный доктор Фрейд точно испытал бы катарсис:

самые страшные хорроры – не на экране, а внутри каждого из нас.

И их последствия – от личных трагедий до падения целых империй – могут действительно шокировать.

Юлия Мамойленко
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту