Янина Соколова об увольнении режиссера фильма "Я, Нина" и новом формате: Это будет очень смело

Телеведущая рассказала, почему творческая группа отказалась от политического бэкграунда главной героини фильма, что изменилось с начала ее большого социального проекта, а также, почему другие публичные люди молчат о своем диагнозе.

"Я, Нина" - будущий украинский фильм о телеведущей, которая внезапно узнает, что у нее рак. Он является частью большого мультимедийного проекта, о котором в прошлом году объявила его идейный вдохновитель Янина Соколова. На днях команда сообщила, что кино все же состоится, но с некоторыми изменениями. Режиссер Владимир Харченко-Куликовский оставил проект, а его преемницей стала Марыся Никитюк ("Когда падают деревья"). Йод.media поговорил с Яниной Соколовой, чтобы узнать подробности.

"У нас оказался разный подход к делу"

- Янина, недавно ваш фильм "Я, Нина" официально cменил режиссера. Расскажите, почему так произошло?

- На самом деле, о замене режиссера мы думали последние шесть месяцев, если не больше. Думаю, в каждой профессиональной команде есть люди, которые сначала кажутся твоими идеологическими братьями и сестрами, а потом вы начинаете вместе работать и убеждаетесь, что у вас совершенно разный подход к делу. На творческом этапе и во время съемок тизера мы поняли, что по определенным признакам Владимир Харченко-Куликовский нам не подходит. Это и отношение к работе, и видение истории в целом.

Мы приняли такое решение, а дальше было три этапа похода в Госкино. В истории украинского кино еще не было прецедента, чтобы снимали режиссера, который на это не согласен. Каждый раз нам объясняли, что это невозможно. Но последнее заседание, состоявшееся 4 июня, наконец-то довело ситуацию до логического завершения.

Я очень благодарна, что они нашли это решение, подключив к Zoom-конференции режиссера, его преемницу и всю команду Совета по вопросам поддержки кинематографии, который ранее дал нам в распоряжение государственные средства.

Все происходило в таком формате, потому что из-за карантинных мероприятий невозможно было всех собрать в одном помещении.

- Кто-то еще оставил команду?

- Остальные остаются с нами. В частности, оператор Сергей Михальчук, у которого есть Берлинский медведь за фильм Алексея Германа-младшего "Под электрическими облаками". Читатели точно видели кино "Любовник" Тодоровского с искусной операторской работой Сергея. Одна из его последних работ - лента Ярослава Лодыгина "Дикое поле", которую сняли по произведению Сергея Жадана. У нас очень крутая команда.

К осени мы освоим локации, подготовимся технически и творчески и, очень надеюсь, начнем съемки.

Главные роли в фильме сыграют Валерия Ходос, Янина Соколова и Валерий Харчишин.

"Таких историй в Украине еще не было"

- Во время заседания совета Госкино Марыся Никитюк упомянула, что вы откажетесь от политических моментов в фильме. Что именно имеется в виду? Это было какое-то условие со стороны режиссера?

- Никаких условий не было. С предыдущим режиссером мы планировали показать элементы политической жизни страны в период болезни героини: смена власти, приход Зеленского и много перипетий, сопровождавших это все. Она же - политический журналист. Но потом решили, что этот вектор будет отвлекать от истории в целом.

Поэтому мы ее переквалифицировали. Теперь Нина будет ведущей социального ток-шоу вроде "Говорит Украина". Там, где все цинично, иногда маразматично, иногда - тупик, жестокость. И у этих  программ очень высокие рейтинги... (останавливается) Я тебе сейчас весь фильм расскажу - так будет не интересно! Короче, нам кажется, что социальный бекраунгд ее профессии расширит аудиторию.

- А какие еще изменения в фильм привнесла новый режиссер? Как вы с ней сошлись в контексте этой работы?

- Я симпатизировала Марысе уже достаточно давно. Ее фильм "Когда падают деревья", представленный на Берлинском кинофестивале, в свое время произвел на меня большое впечатление.

Мы думали и о других кандидатах. Марыся больше артхаусный режиссер, а мы хотели, чтобы это кино было мейнстримом. Но когда я с ней встретилась - она ​​рассказала, что эта история ей очень импонирует, потому что месяц назад от рака умер ее близкий человек, ее психиатр.

Марыся начала исследовать историю онкобольных: ездила в Институт рака, по Украине. Ходила в операционную, на лучевую терапию, на химиотерапию. Смотрела, как живут, что чувствуют и что беспокоит онкобольных. Она понимает, какой месседж хочет донести.

Так мы общались, нащупывали историю наших творческих профессиональных отношений. И решили, что у нас общее видение создания этого продукта.

Я убеждена, что в героине, которую зовут Нина, каждый из зрителей увидит себя. Когда различные пророссийские ресурсы пишут: "Соколовой выделили 11 миллионов гривен на фильм о самой себе", - это неправда. Этот фильм не про меня. Да, прототип есть, но это не моя история. Я живу не так увлекательно, как в нашем кино.

Наша история - не о людях с диагнозом. Она о каждом из нас, о тех, кто в определенный период жизни находит в себе силу, веру, любовь, желание жить каждый день, как последний. И не боится меняться, быть полезными для окружающих.

Мы с оптимизмом смотрим на фильм. Таких историй в Украине еще не было. Это будет очень смело. Я уверена, люди будут удивлены, но и восторженны.

Марыся Никитюк.

- Главная героиня этой книги и фильма - женщина, но в соцсетях вы пытаетесь привлечь к разговору о раке мужчин. Как вы думаете, пойдут ли они на ваш фильм в кинотеатр? Что может задеть их в этой истории?

- Мужчины пойдут в кино. Не сомневаюсь. Замечательный лакмус - книга "Я, Нина". Ее прочитало немало мужчин, даже наши военные - лучший генофонд нации. Мне прислали фото: на фронте окоп, рядом бронежилет и на нем лежит книга. И военный сидит патрулирует. Это дорогого стоит, когда самые смелые люди, защищающие нас на Востоке, читают твою книгу и отправляют положительный фидбэк.

Несмотря на то, что книга более женская, ты права, мужчины находят в ней что-то свое.

Думаю, фильм окажется привлекателен для мужчин тем, что в нем будет настоящая история женщины, которая взяла в кулак свою волю и доказала многим, что стоит жить, несмотря ни на что. А вот что я имею в виду под "ни на что" - увидишь в фильме. Думаю, что тебя поразит.

- Но в комментариях вас критикуют, что потраченные на фильм деньги стоило направить на закупку лекарств или лечение, а социально-культурный вклад считают менее ценным.

- Да, но львиная доля людей, столкнувшихся с раком, понимают, что один фильм может осуществить информационную революцию.

Почему я так говорю? Потому что кино - самое действенное средство влияния на массы. Это доказал президент Зеленский. Если бы фильма "Слуга народа" не было - вряд ли он бы стал президентом.

Фильм - это лучшая инвестиция в решении ментальной проблемы отношения к раку, ментальной проблемы отношения к самому себе. И тем, кому повезло меньше, чем тебе.

Перед этим фильмом мы ставим кучу задач. Это и воспитание эмпатии, к такому человеку, как ты, но которому повезло меньше, независимо от названия болезни. Часто у нас - моя хата с краю. И также воспитание веры, внутреннего хеппи-энда о событиях и катаклизмах, случающихся в твоей жизни. И закулисье процесса, с экрана кажущееся очень привлекательным, честным, справедливым. На примере шоу, которое будет вести героиня, мы покажем, что телевидение может лгать.

Это история людей, которые точно знают, что умрут, но находят смысл радоваться жизни в новых красках. Что является триггером для всех этих историй и почему после выхода из зала зритель точно найдет себя - ты это точно поймешь, когда придешь на наш фильм.

- То есть фильм будет таким же откровенным, как и книга?

- Вы ее читали?

- Только отрывки. Если честно, эмоционально не решилась.

- Почему? Серьезно. Там о раке очень мало. Больше о чувстве безысходности, любви, поиске себя в той беде, которая произошла, потому прочитай, не бойся.

Моя подруга, актриса Лера Ходос (одна из актрис фильма "Я, Нина"), тоже не хочет читать. Говорит: "Не, мне нужно к этому подготовиться. Я не могу сейчас это сделать". А я: "Да я тебе говорю. Там нет уставшей обреченности". Она: "Нет, не могу слишком личное".

Но львиная доля друзей и коллег прочитали. Знаю, что мэр Киева Виталий Кличко прочитал в больнице, когда болел, Святослав Вакарчук тоже звонил после прочтения.

В Институте рака книга часто лежит возле кроватей больных и вдохновляет в трудные моменты. Но даже те, кто слышит о болезни только во время сбора средств по телевизору - все равно почувствовал эту историю своей. Я каждый день просыпаюсь и засыпаю с фидбэком от этой книги.

Поверь, мы с Олей Куприян (соавтор книги. - Авт.) писали ее в очень для меня тяжелый период химиотерапии, лучевой терапии, когда было так плохо, что хотелось просто на стенку лезть. Каждые выходные мы записывали аудиофайлы, анализировали написанное, меняли что-то, добавляли. И так вышла книга, у которой на следующей неделе будет уже второй тираж. Первый - 5000 экземпляров - почти продан. 

Янина Соколова с Олей Куприян.

Публичные люди молчат, потому что боятся осуждения

- Уже больше года прошло с тех пор, как вы публично рассказали о своем диагнозе и запустили этот огромный проект. Какие-то изменения за этот период увидели?

- Безусловно. Напомню, я вообще не хотела рассказывать, что болела. Это было наше общее решение после прохождения всех этапов лечения прокричать на всю Украину о том, что мы - люди, у которых был или есть диагноз. Не забывайте о нас, потому что мы живем в аду. И с этим надо что-то делать.

За этот период мы создали фонд "Варто жити", который стал логическим продолжением проекта "Я, Нина". Мы спасли 3 тысячи жизней с помощью сбора крови, создали сотни париков, собрав волосы по всей стране. В период карантина организовали такси-проект "Таксі для донора".

Вчера (разговор состоялся 12 июня. - Авт.) мы вместе с онкобольными снимали презентацию большого, не побоюсь этого слова, революционного проекта "Колл-центр", который может стать миссией жизни всей моей команды.

В Украине ни у одного человека, который сталкивается с этой болезнью, прежде всего в маленьких городках, нет полной информации, куда звонить, куда писать, как быть, какие анализы сдавать, когда очень плохо.

Там будет три направления. Онкопсихология - позвонив на бесплатный номер, человек может получить консультацию специалиста. Второе это - профессиональные врачи, которые будут консультировать, куда бежать, если случился рак или есть подозрение на рак. Над третьим направлением мы пока работаем - это доставка больных на химио- и лучевую терапию на такси, избегая общественного транспорта.

Этот проект уже стартует. И я бы очень хотела, чтобы те, кто читает это интервью, присоединились к нему: репостом или финансово. И компьютеры нам нужны, и связь.

- А изменения в общественном мнении? Например, Алла Мазур недавно рассказала о своей болезни...

- Моя история - это был крик в большой комнате молчания. Украинцы не знают, кто из публичных людей сейчас болеет раком. Лично знаю тех, кто еще не решился об этом говорить.

Но, знаешь, одно дело рассказать, чтобы тебя пожалели, а другое - еще что-то сделать. Мне бы хотелось, чтобы каждое желание поделиться бедой - я о наших публичных людях - еще имело какую-то конкретную цель. Мы должны объединиться и действовать в этом направлении слаженно, но, к сожалению, не все готовы, потому что боятся осуждения, искаженного имиджа.

Как выглядит искаженный имидж? Это когда о Янине вспоминают не как о политическом журналисте, смелой, честной и отважной, а как о человеке, который болел раком, понимаешь? Вот чего боятся очень много музыкантов, актеров, журналистов. 

Но мне все равно, что обо мне думают. Мне важно, сколько я делаю, чтобы помочь.

Осуждения не стоит пугаться. Если обращать внимание на то, кто что подумает - можно сойти с ума. За этот короткий период такое о себе услышала. От тезиса, что я придумала болезнь, чтобы сделать себе пиар, до того, что люди анализировали мою лысину и как там растут волосы. Мол, при химиотерапии так равномерно, как у меня, не бывает.

Пророссийские блоггеры и телеканалы пытаются дискредитировать меня в глазах моих сторонников, используя болезнь. Это циничный метод, но такой у нас информационный террариум, что поделаешь.

"Дарите себе на день рождения онкотесты"

- Думаете, людям не хватает таких историй исцеления, как ваша?

- Исцеления нет. Есть протокольное лечение, которое не является чудом, а является результатом соблюдения тобой определенных норм. И чем раньше человек себя проверит, тем лучше. Я очень советую на каждый свой день рождения делать онкотест. Если не можете себе позволить - пусть вам подарит их семья или кто-то из близких. Тогда будете знать, что вы здоровы или не здоровы.

Весной мы посвятили этому программу. И несколько зрителей написали, что сделали чекап наобум - у них ничего не болело, и выяснили, что у них рак.

Представляешь, мое внутреннее ощущение от понимания, что этим мы кому-то спасли жизнь, будущее, улыбки детей, любовь - все. Это окрыляет в ужасный период, поэтому мы не остановимся. Хотелось бы, чтобы государство как-то включилось: и министр Максим Степанов, и первая леди. Было бы очень круто, если бы она говорила и о барьерности, которая касается онкобольных.

- У меня последний вопрос. Часто болезнь становится едва ли не самым большим стрессом для окружающих этого человека. Можете дать совет, как себя вести, что говорить близким, у которых нашли онкологию?

- Ты абсолютно права. Иногда окружение больного находится в большей депрессии, чем он сам. Я очень просто скажу. Надо неистово любить этого человека и доказывать ему это каждый день. Но не жалостью, а любовью, оптимизмом, объятиями.

Онкобольные люди нуждаются в объятиях как никто. Получая любовь и веру, они чувствуют себя защищенными и нужными. Поэтому совет один - стараться максимальным образом создать в их жизни праздник. И веру в то, что они обязательно поправятся. В будущем их ждет долгая жизнь, в которой они будут вспоминать рак как этап, который сделал их лучше. Сильными, смелыми и любящими. Потому что живем мы один раз. Поэтому тратить жизнь на печаль и обреченные мысли просто не имеет смысла. Живите на полную. Ничего не бойтесь. Любите. Потому что неизвестно, что будет завтра. Живите сегодня.

Ольга Лицкевич
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту