Писатель Юрий Рогоза: "О "Дне рождения Буржуя" будут говорить меньше, чем о том, что я делаю сейчас"

Автор сценария нашумевшего сериала 2000-х - откровенно о смене имени, путешествиях, сравнении литературы с боксом и "50 оттенках серого".

С автором "Дня рождения Буржуя", культовой вещи для украинского ТВ начала 2000-х, встречаемся в одном из кафе в центре Киева. Всего несколько месяцев назад писатель Юрий Рогоза вернулся в Украину после периода путешествий по миру и жизни за границей. Пожимает мне руку. "Как вас зовут? Юля? Очень приятно. Я – Отто". И улавливая мой несколько ошалевший взгляд, выводит аккуратным почерком на листе бумаги: Otto Rich. 

В этот момент я понимаю, что интервью обещает быть интересным. Впрочем, читайте сами 😊

С именем Юрий невозможно стать популярным в США

- Я поменял имя. Это не то, чтобы секрет, но весь промоушен на всех площадках ведется под этим именем. 

- Может быть, поэтому найти о вас актуальную информацию сложнее, чем разгадать сюжеты ваших детективов?

- Расшифровать меня не трудно. Но в планы промоушена не очень вписывается сообщать всему миру, кто я. Мир и так глобален, а интернет делает его многоквартирным домом, где все комнаты проходные. 

Почему мне это нужно? Конечно, не потому, что я стесняюсь происхождения. Для рынка Соединенных Штатов совершенно все равно, кто ты по крови, по религии, по секс-ориентации… Но им спокойнее, когда человек "с понтом американец".

Для запуска это имеет значение. Скажем, с именем Юрий практически невозможно, или очень трудно, стать популярным. Потому что Boris and Yuriy – это два руcских бандита из фильмов второй категории. Они идут с кучей доступных девушек, едят семечки, у них золотые цепи: "Da, Yuriy. Okay, Boris. Da, Boris, ty prav, ya eto sdelayu". Почему-то именно Юрий и Борис были выбраны в качестве таких типажей. 

Пошатался по странам — от Швеции до Африки

- То есть мне нужно было искать в интернете информацию не о Юрии, а об Отто?

- Вы можете хоть сейчас это сделать и увидеть хотя бы что-то. Возможно, не очень много. Но то, что это автор, который написал определенные произведения. 

Я скажу честно. Года 4 назад я просто почувствовал, что хочу быть читаем в большем количестве стран. И кроме того, почувствовал, как бы это глупо ни звучало, что я многого не знаю. Ведь путешествовал до этого только как турист. И то – из-за жены. Она сказала: "Если у нас есть такая возможность, почему бы нам не поездить по миру?". 

Как сказал Курт Воннегут, путешествие – это урок танцев, преподанный господом богом. Когда сейчас я пошатался по странам – от Швеции до Африки, то, как минимум, лучше разбираюсь в себе. Потому что сказать, что я лучше разбираюсь в мире – это немножко самонадеянно, наверное. А вот в себе – точно.

- Где тогда сейчас ваш дом?

- Моего окончательного дома я еще не построил. Возможно, это как раз момент выбора. В какой-то миг, когда я смог жить не в Украине, подумал так: "Отто, стоп, как тебя ни называй, но если ты что-то и завоевал, то это возможность ничего никому не доказывать, а просто предлагать, давать, делать. Реализовываться". Потому что в самом "доказании", если и есть смысл, то очень неумный.

Я поднабрался мудрости. И это мне очень помогло, я себе чувствую намного лучше.

Что касается объективных вещей, то я написал четыре романа и опубликовал три из них.

Был драчуном, который решил, что может стать чемпионом мира

- На каком языке?

- На английском языке. Конечно, у каждого из них был редактор, который являлся native speaker. Потому что, каким бы свободным ни был мой английский, он недостаточно свободен для написания. 

Когда я на русском или украинском начинал работать, то не задумывался о сочности моего языка, его образности. Это выходило естественным образом. Я был просто стенографистом. Делать то же самое не на том языке, на котором ты сказал свое первое слово, сложнее. Точнее, делать-то просто. Но ты не уверен в том, что оно будет так же сильно бить в этих условиях.

Это как сравнивать уличную драку и бокс. Тайсон мог побить любого. Любого Кличко, пять Кличко. Он был уличный хулиган, он был яростен. Но уложенный в цивилизованные рамки ринга, он тоже проигрывал. Он бесился, говорил: "Давай снимем перчатки и будем насмерть, давай без гонорара". Он был и есть победителем по духу, но мир играет по правилам.

Мир считает количество раундов и количество ударов. И если ты хочешь быть чемпионом, должен драться по правилам.

Я был таким вот драчуном, который на Подоле побил двух хулиганов и решил, что может стать чемпионом мира. А на ринге мне объяснили, что там надо надеть перчатки. И насколько мой удар силен в перчатке – я не знаю, я никогда так не делал. 

И вот эти все условности мира и другого языка (не только изложения, но и восприятия), они требуют того, чтобы был good editor, очень хороший и опытный редактор. У меня и здесь были редакторы, которые вычитывали. Потому что, когда ты увлекаешься, у тебя человек вполне может сесть в BMW, приехать и выйти уже из "Мерседеса" или "Москвича" (смеется) 😁. 

Прерываться на проверки – себе дороже. Ведь главное – тот импульс, который в тебя входит. 

- Почему английский и почему США – вы там жили?

- Нет, я не жил в Штатах. Просто единственной территориальной площадкой, с которой начинается движение любого творческого проекта сегодня, являются Соединенные Штаты. Хотим мы этого или нет, давайте будем искренними. За это выступает и так называемый рынок – количество читающих людей. Уже сейчас это 9,8 книг на человека в год (недавно было 8, потом 9,1). 

В основе нового сериала – тайны и расследования

- Все же в каком качестве вы здесь сейчас – дома, в гостях, по работе, по зову души?

- Все, что я делаю сейчас – по велению души, прислушиваясь к себе. А вообще-то нас всех ведет по жизни. Как говорят рунологи: "Выбора нет, есть путь". 

Вы, конечно, имеете в виду, почему я вернулся в Украину сейчас. Я – захотел. Захотел и смог себе это позволить. Это не значит, что я беру обязательства здесь жить. Это не значит, что у меня там где-то что-то не получилось. Как раз наоборот – я бы напрягался, пока не получится. Не факт, что это правильно. Это – привычка. 

Открою вам секрет. Сейчас я уже нахожусь в договорных отношениях с одной киевской студией. Она международная, скорее, но и украинская в том числе. Несколько дней назад я подписал договор о написании сериала. Как сценарист.

При этом с учетом положения Украины и всего происходящего вокруг, цены не то, чтобы смешные, но они малы в мировых рамках. Но мне интересно это делать, я хочу это сделать. Кроме того, вполне возможно, это станет форматом. А вдруг. Когда-нибудь будет больше. Не важно, ты должен делать то, ради чего ты рожден. Значит, продажа одного из романов даст мне больше. 

- Уже можно говорить, о чем будет этот сериал?

- Вы знаете, я не уверен, хочет ли заказчик, чтобы я это сейчас рассказывал. Я с ним это не согласовывал. 

- Хорошо, тогда, может быть, просто назовете жанр?

- Конечно, в сериале будут элементы детектива, элементы саспенса, возможно хоррора, но не в смысле клоуна с окровавленным ножом.

Это будет многожанровый сериал, в основе которого, конечно же, будут лежать тайны, расследования. Но все это вещи, которые нанизываются на человеческие судьбы. 

Когда, хотя бы примерно, украинский зритель его увидит?

- Я не хотел бы быть приблизительным, я просто не знаю. Ну, скажем, сколько делается сериал – полгода, наверное? А пишется месяц-два. 

Сначала был жесткий дедлайн, но как только заказчики решили, что их волнует качество (и не только моей работы, но и реализации, воплощения), они решили сделать это более щедро, более "жирно", и дедлайн расширили. То есть спешить я не буду, но и медлить тоже. Я просто быстро пишу, нет смысла писать медленно.

Но я думаю, это не единственная моя работа, посмотрим. 

Римейки делают, чтобы воспитывать толерантность

- Все же для украинской аудитории, для значительной ее части, вы ассоциируетесь с сериалом "День рождения Буржуя", который в 2000-м стал у нас культовым… 

- Мда, грустно слышать в 2019-м, что культовую вещь ты написал в 2000-м. После него я написал еще достаточно сериалов, находясь здесь, и все они были довольно успешными, во всяком случае, шли по главным каналам. Но тут уже не наша воля, что люди выберут своим любимым. Раз им так полюбился "Буржуй" – хорошо.

- Я где-то встречала информацию, что планировался триквел, но что-то пошло не так. Может, пришло время для продолжения "Буржуя"? 

- Если триквел и планировался, то не осуществился не по моей вине. Дело в том, что права на сериал принадлежат с одной стороны мне как автору, с другой - Александру Роднянскому лично или каналу "1+1" (тут я точно не знаю), а с третьей - "НТВ-Профит", которой уже не существует, или Игорю Толстунову. Я давно не видел Родянского, давно не видел Толстунова. И вряд ли в условиях войны и происходящего вокруг в их планы входит триквел. 

- Как думаете, почему наступил этот ностальгический период в кино, литературе, моде, когда повсеместно снимают римейки? Вон даже "Беверли-Хиллз" в США перезапустили.

- Да, сейчас, к сожалению, эпоха римейков даже в США. Они свои же фильмы 20-30-летней, которые мы любили, переделывают в новом варианте.

Это делается продуманно, воспитывая людей, для которых главным мерилом положительности и зрелости является толерантность. Мне это очень не нравится. Никому этого не говорите, пожалуйста (смеется). 

Сейчас принято не иметь врагов. Но не я написал стихотворение"You have no enemies, you say?"

Это великая английская литература ставит все на свои места. Если у тебя нет врагов – значит, ты был трусом, лицемером и так далее. 

Существует множество аргументов. Тогда давайте будет толерантны к педофилам (они искренне любят детей, в отличие от педагогов, как в том анекдоте). 

Но все равно я убедился в том, что никакие аргументы не действуют. На западное общество все больше и все сильнее действуют штампы допустимости всего и нормальности всего. Причем, как-то ускоренно. И нам придется с этим считаться.

- Герой "Буржуя", который пришелся по душе аудитории и стал ей симпатичен, очень четко улавливал и отображал все тенденции того времени – человек из ниоткуда, селфмейдмен, который добился успеха и все потерял в эпоху накопления и перераспределения капитала. Бурное время - бурный герой. За какого героя сейчас готова болеть аудитория, каким он должен быть, чтобы стать актуальным?

- Я ничего не сочиняю, я камлаю, как говорят шаманы. Так вот: мне во время одного из последних камланий пришел такой герой. И я написал синопсис. Возможно, он кого-то заинтересует, и тогда мы это воплотим. 

Это человек несколько другого плана. Но зачем я буду пересказывать, вам же потом будет неинтересно смотреть 😁 Это человек, который ищет ответы на вопросы.

Тот герой только и делает, что спрашивает почему, зачем. И начинает спрашивать с себя. Ему хватает своих тайн, благодаря этому он начинает разбирать чужие. 

Формулы успеха нет

- А что вы сами читаете? Возможно, посоветуете что-то аудитории "Йода"?

- Я менее всего могу навязывать что-то людям. Но скажу, что я бы почитал Милорада Павича. И он же дает список балканских писателей, о которых мы понятие не имели вообще, но которые очаровательны. 

Тот, кто читал "Долгое ночное плавание" Павича, которое размером со школьное сочинение, не будет читать "50 оттенков серого". Это об одном - о женской сексуальности, только там это - бриллиант, а там - корзина кристаллов Сваровски. А то и пластмассы.  

Перед этим я перечитывал Кунца. Но это своеобразный вкус, я не хочу и не буду его навязывать. 

Последний фильм, который на меня произвел огромное впечатление, вышел семь лет назад - "Джанго освобожденный" Квентина Тарантино. Сразу скажу, что "Однажды в Голливуде" я еще не смотрел, это праздник, который я предвкушаю. 

- Вы читаете и смотрите для вдохновения или, скажем так, чтобы уловить тренды?

- Нет, тренд невозможно уловить! От того, что я прочитаю книгу Кунца, я не смогу быть Кунцем. Потому что у него своя серебряная струночка, которая соединяет его с чем-то большим. Ему на другой волне надиктовывается сказка, а мне - на моей. Тут нет ни ревности, ни зависти, ни сравнения. Ну нельзя делать, как кто-то. Не может Тайсон драться, как Кличко, а Кличко - как Тайсон, хотя оба хороши в ринге. 

В чем прелесть литературы, в отличие от бокса. В том, что тут нет боя за абсолютное чемпионство. Ни один Ден Браун не напишет того, что напишу я. И, конечно же, я не скажу людям то, что скажет им Ден Браун.

Кроме того, формулы успеха нет. Это сказала Джоан Роулинг, но я с ней совершенно согласен. Она это сказала, когда ее все мучили: "Ну как же это?!". Она была просто несчастной учительницей, которая написала замечательную сказку и стучалась с ней ко всем дядечкам. Но потом произошло обрушение рынка и случилось так, что Джоан Роулинг стала всем известна, подарила миру великолепную книгу.

C Деном Брауном – другая история. После выхода "Кода да Винчи", с которого начался его так называемый феномен, прекрасный преподаватель и писатель Ден Браун не стал лучшим писателем, он не стал худшим профессором, он остался самим собой. Просто заработал немного денег, славы и получил большие возможности. 

Я к тому, что победить кого-то или проиграть – очень сложно. Вот та девушка, которая написала "50 оттенков серого", которая едва умеет водить авторучкой по мокрой бумаге, она заработала свои 100 миллионов (это больше, чем зарабатывает Стивен Кинг - то 14 миллионов, то 25, как получится), она получила деньги и ушла. Окей, кого-то чем-то порадовала, хотя мне это трудно себе представить. А Стивен Кинг остался Стивеном Кингом. Чемпиона нет. 

Мы же не в долларах измеряем. И даже не в количестве читателей. Хотя в количестве читателей – справедливее. В этом плане Пауло Коэльо лидирует, потому что человек работает правильно. Напишет – и выкладывает в бесплатный доступ. И все равно его издают больше всего на бумаге, потому что потом это переводится во всех странах на все языки. 

Так что чемпионом быть не надо. Ты все равно не сделаешь работу другого. Ни Браун - Кинга, ни Кинг – Брауна. 

Закрыл полки, чтобы улучшить английский

- Где можно почитать ваши книги на английском?

- Еще два месяца назад их можно было купить на любой площадке, и на Amazon (хоть это и не чисто книжная площадка), и на Smashwords, Kobo… Я всех не упомню, их очень много.

Сейчас временно - нигде, кроме, по-моему, Kobo, который не снял книги. А вообще я закрыл полки, потому что не доволен редактурой. Хочу довести рукописи до лучшего английского и выложить их снова. 

- Вы планировали перевод книг на украинский или русский?

- Раньше - нет, раньше я об этом не думал, мне важно было разобраться с механизмами - как можно работать и жить. А сейчас, конечно, хочу. Но хочу, чтобы они стали известными (не буду говорить number one или number two) где-то. Вот когда там оно бабахнет - тогда бы мне хотелось это своей стране отдать, продать, подарить. 

Но если кто-то захочет это сделать раньше - наверное, я тоже не стану возражать. 

- Слышали об украинском языковом законе? Готовы писать на украинском?

- (Переходит на украинский). Звичайно, готовий. А чому ні? В мене не буде жодних проблем з українською мовою взагалі, у цьому я переконаний. Бо я писав пісні щонайменше. Пісні і вірші. І зараз пишу, українською в тому числі.

Мені приходять вірші, як дар - я їх записую. Іноді їх викладаю в Фейсбук, бо мені сказали, що його треба мати.

Але мені не імпонує, що там у мене сотні друзів. Ну не буває сотні друзів, на жаль. А люди так легковажно до цього ставляться – friends.

- В завершение, все же вернусь к "Буржую". С какими чувствами вы вспоминаете работу над ним?

- Честно говоря, я не особо оглядываюсь назад. Мне не туда. Мне вперед. Не могу сказать, что я сижу и ностальгирую. Я забыл, когда я последний раз сидел и думал о "Буржуе" и событиях 20-летней давности. 

Тогда мне было хорошо, мне очень нравилось, что это реализуется, что это смотрят. Мне нравилось, что меня узнают на улицах. Это почти всегда приятно, тем более люди толком не помнят, кто ты. Тяготит ли вас слава? Это, по-моему, фигура речи. Как она может тяготить? Это приятно, конечно, благодарят за то, что ты пишешь сказки. Это классно. 

Я не бросаю вызов никаким писателям - я им желаю удачи, как и себе. Я бросаю вызов самому себе. Я сделаю так, что о "Буржуе" будут говорить меньше, чем о том, что я делаю теперь.

Еще немного о…

Имени и гражданстве

- Отто - теперь официальное имя. От обложки книг до водительских прав. Гражданство? Можно я не буду отвечать на этот вопрос? Что касается Украины, то я пока не готов ответить - буду ли я тут жить. Хочу - да, конечно. Это страна моих вибраций, это моя родина, я здесь много лет провел. Я здесь был успешен и любим людьми. 

Электронных книгах и смартфонах

- Я читаю с электронных носителей, когда у меня нет возможности читать бумажную книжку. И, конечно, я пользуюсь смартфонами, хотя я их не люблю. Я не понимаю, когда говорят: "О боже, я потерял телефон, там была вся моя жизнь". Парень, вообще-то твоя жизнь несколько в другом месте 😁 Я не могу сказать, что моя жизнь в смартфоне, конечно, нет. Более того, я все планирую, но никак не соберусь перейти на обычную кнопку. Просто отвечать на звонки. Кнопочный небьющийся телефон. 

О писательском бизнесе

Когда я бросил писать сериалы и начал писать книги на английском, уже тогда количество телезрителей и кинозрителей превышало количество читающих на порядки. На два нуля. Очень жаль. Потому что во всем мире тенденция к чтению растет. В Украине - нет. У нас 50-60 тысяч - это сумасшедше большой тираж книги. 

О США и Европе

Европа не формирует предпочтения. Скажем, Германия уже много лет один в один повторяет успех в Соединенных Штатах. Самый читаемый автор в прошлом году в США - самый читаемый в Германии, второй - второй, третий - третий. То есть первая десятка полностью формируется мировым мнением, которое начинается на площадках США.

Об ответах на вопросы

Нам слишком многое дается в виде догм. Но все процессы вокруг нас начали поддаваться научному измерению. И это так прикольно.

Я никогда не увлекался точными науками, но квантовая физика не может не радовать. Вам придется ответить, господа, на целый ряд вопросов, касающихся энергетики всего на свете. Энергетики денег, энергетики лекарств, энергетики войн и так далее. 

Фото: Валентин Царук/"Йод"

Юлия Мамойленко
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту