"Все хреново. Но надежда есть". Где ее искать и почему это нелегко сделать

Блогер Марк Мэнсон выпустил продолжение бестселлера "Тонкое искусство пофигизма". О чем новая книга и что с ней не так - в нашем материале.

Литература пользовательского направления (или, проще говоря, "пользуха") - топ по продажам в интернет и книжных магазинах. Каждый писатель уверяет, что знает, как нужно поступать, чтобы научиться есть, дышать, писать и даже пИсать. Такого бульварного дерьма развелось настолько много, что становится страшно, как люди раньше выживали без инструкций для правильной жизни.

В 2019 году американец Марк Мэнсон выпускает очередную книгу из этой серии, которую он сам не считает таковой. "Все хреново. Книга о надежде" - издание, которое уверяет, что объяснит людям, почему им всегда хочется во что-то верить. И, самое главное, расскажет, почему этого делать не стоит.

Я прочитала книгу (напомним, ранее я боролась со смыслом "Тонкого искусства пофигизма") и готова поделиться своими впечатлениями. А гештальт-терапевт поможет разобраться, во что тогда стоит верить человеку.

Глубоко, но путано

Первое слово, каким бы я описала новую книгу Мэнсона - много информации и слишком мало связи.

Писатель, не изменяя своей манере, углубляется сразу в несколько тем, которые, по его мнению, связаны с надеждой. Например, он вспоминает о становлении религий, о философии Ницше и Канта, а также приплетает сюда этапы становления человека и даже дает экскурс в цифровизацию мира. Да, уловить тонкую связь между этим можно. Но для этого нужно очень постараться, да так, чтобы не сложилось впечатление, что автор хочет выступить знатоком в нескольких темах одновременно. 

Мэнсон здесь и детский психолог, и филолог, и философ, и даже эксперт по цифровой безопасности. Отдельно все эти мысли очень хороши и толковы, но не покидает ощущение, что плавать сразу во всем - означает знать всего по чуть-чуть, но ничего конкретно.

И меня как читателя это отталкивало на протяжении всей книги.

Маты, резкие обращения и весь этот хайп

"Детки, это стиль", - так бы сказал маркетолог, который раскручивал эту книгу.

Какая главная заповедь сегодняшнего мира? Говори со своим потребителем на максимально близком ему языке. А, значит, выражайся грубостями, кричи и возмущайся так, как это делает обычный человек, а не ботаник в вымирающих библиотеках.

Инструмент хороший, кто же спорит. Вызывает доверие, понимание, ощущение, что автор -  свой чувак. И как-то сразу хочется верить каждому его слову. Но не стоит забывать, что книга хочет склонить человека к мыслям, написанным в ней. В данном случае, что надежда - это туфта. И, поскольку тема очень опасна, было бы глупо так слепо доверять выражениям Мэнсона.

Философия о надежде в двух словах

Любимчиками Мэнсона в книге стали Кант, Ницше и Шопенгауэр. Точнее, идеологии этих философов. Автор склоняет нас к их мыслям о том, что надежда - бред и человеку нужно полагаться не на будущее, а на то, что он имеет сейчас.

Но философия - вещь тонкая, и для того, чтобы понять глубину мысли Ницше, нельзя воспринимать его только по цитатам. Именно благодаря такому избирательному подходу многие считают, что Ницше "убил Бога".

Я считаю: чтобы понять идеологию философа, нужно прочитать все его книги, а не парочку цитат. К тому же, Ницше, Кант и Шопенгауэр - очень неоднозначные с точки зрения мировоззрения ребята. И не всем их идеологии приходятся по душе.

Автор "Все хреново. Книга о надежде" - Марк Мэнсон.

Так о чем книга?

О надежде. Но и нет.

Издание состоит из двух частей: историческо-философско-психологическо-буддистских очерков о том, как в умах людей зарождалась надежда. И блока, где люди начали отчаиваться и думать о том, что в мире происходит полная жопа. 

Процитирую высказывания Мэнсона дословно:

Многие никак не поймут одну вещь: противоположность счастью - это не злость или печаль. Если вы злитесь и грустите, это значит, что вам все еще не пофиг. Для вас что-то еще имеет значение. У вас еще есть надежда.
Хроническая тревога - это кризис надежды. Это страх грядущего краха <…> Уход от безнадёжности - то есть порождение надежды - становится главным проектом нашего сознания. Поэтому это единственное, ради чего мы все готовы умереть.
Надежда, как скальпель хирурга, может и спасти, и убить. Она может вдохнуть в нас новую жизнь - а может и уничтожить.

Отсылки к Ницше:

Надеяться нужно лишь на то, что уже есть, - потому что надежды в основе своей пусты. Не надейтесь на счастье. Не надейтесь улучшить свой характер. Не надейтесь избавиться от не-достатков. Надейтесь на безграничные возможности, которые при-сутствуют в каждом моменте времени. Надейтесь на страдание, которое приходит вместе со свободой. На силу, которую порождает беспомощность. А затем действуйте, не принимая надежду в расчет. В этом наша задача: действовать без надежды. Не надеяться на лучшее. Быть лучше. В этот момент и в следующий. Жизнь - дерьмо. И надежда одновременно причина и следствие этого факта.

Отсылки к Канту:

Единственный способ улучшить мир - улучшиться самим. А для этого нужно повзрослеть, стать более добродетельным и научиться в каждый конкретный момент принимать очень простое решение относиться к себе и к другим как к цели, а не только как к средству <…> Не надо вводить в это уравнение надежду. Не надо надеяться на лучший мир. Просто будьте этим лучшим миром.
Комментарии психолога

Илья Полуденный, психолог, гештальт-терапевт, сооснователь платформи онлайн-психотерапії Treatfield:

- В гештальт-терапии есть понятия четырех стадий развития агрессии личности, по аналогии с зубами.

Если человек пребывает на сосунковой стадии - то есть ожидает, что ему все дадут без его инициативы, - то это равно надежде в том понимании, которое мы обычно воспринимаем. "Мне могут что-то дать, а могут и нет. Все, что мне остается - это надеяться". Складывается впечатление, что человек сам не влияет на свои судьбу, а лишь чего-то ждет.   

Те, кто перешли на следующую стадию - резцовых зубов - понимают: для того, чтобы получить что-то, им нужно еще сделать это, это и вот это.

Здесь не идет речь о надежде, больше о том, что человек осознает свои силы и получает желаемое. Он понимает, что нужно сделать для того, чтобы удовлетворить потребности.

Эта идея сродни понятиям, о которых говорит Мэнсон: находясь на менее агрессивном уровне, человеку остается только надеяться. Если оказываешься на более агрессивном уровне, то надежда сама по себе уже не нужна - как способ достижения чего-то.

Мне такая идея симпатична, так как живя в состоянии - я когда-то что-то получу, - ты вряд ли будешь развиваться. В этом утверждении нет активности, а должно быть наоборот. Сидя на месте, невозможно чего-то достичь.

Но бывают ситуации, когда ничего не остается, кроме надежды. Если сын на войне, друг пропадает без вести, ты делаешь все, что возможно, но ситуация не меняется, - надежду сложно отключить. 

Надежде есть место в этом мире, так как она формирует стремления. В ней мы концентрируем то, что очень хотим получить. Главное - при этом еще действовать, а не только полагаться на случай и удачу.
Вика Степаненко
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Вы
укр
рус
© 2018 «Йод.Медia». Все права защищеныРазработано Wander Black
Мы собираем и используем cookie для того, чтобы формировать достоверную статистику и делать контент интересным для каждого из наших читателей. Что такое cookie-файлы, как их включить / выключить, вы можете прочитать здесь.Редакция уважает авторское право, поэтому, если хотите перепечатать любой наш материал, напишите нам.
Поиск
Войти
Через социальные сети
Через почту