Знакомьтесь, Татлин: заклятый коллега Малевича, безбашенный автор башни-легенды

Владимир Татлин - человек, в свое время ставший колоссом у истоков авангарда. Жизнь художника - тот же феерический винегрет, что и его работы. Но показатель шедевральности такого хаоса - это всё же тонкая и последовательная взаимосвязь его деталей, заметная лишь под пристальным взглядом. Так что смотрите внимательнее.

Когда Вову всё достанет, он сбежит из дома; поплывет в Стамбул нежным и неопытным юнгой, блюя с палубы прям в морскую лазурь; будет притворяться перед берлинцами слепым бандуристом; сочинит о себе миллион легенд и анекдотов; возможно, даже залезет в окно мастерской Пикассо; даст Малевичу по морде; подарит миру часть безумного и неуёмного себя через такое же точно творчество; познает горечь несбывшихся амбиций, а потом его ошарашит признанием, которое превратит этого самого Вову во Владимира Татлина. Превратит в легенду.

Но это всё потом, конечно.

А пока мы лишь начали рассказывать, на дворе 1885 год еще, Вова только родился и его пока что ничего не достало.

Спустя четыре года умирает мать будущего авангардиста. Эта трагедия становится первым переломным моментом в его жизни. 

- Пап, а мы теперь будем жить в Москве вдвоем и грустить по маме?

- Нет, сынок, я опять женюсь, некогда объяснять, собирай чемоданы. Да, и кстати, вот твоя новая мама.

- Но… она меня бесит.

- Что поделать, життя бентежне.

- Чего? Я ж не понимаю украинский.

- Скоро будешь понимать. Собирай чемоданы, говорю.

Так, отец Вовы женится во второй раз и они всей семьёй переезжают в Харьков. Там юный Татлин пытается освоиться, знакомится с местным колоритом и даже заканчивает три класса Реального училища, делая первые успехи в рисовании. Впрочем, спокойно усидеть на новом месте Вове все же не удается, и, вкрай доведенный рукоприкладством отца и распрями с мачехой, в 14 лет он сбегает из дома, гонимый тягой к приключениям в сторону Одессы.

Одному богу известно, как этот тощий бездомный подросток не помер, пока добирался, но, видать, у Вселенной уже тогда были большие планы на этого парня. Наверное, этим же объясняется и тот факт, что, спотыкаясь от усталости, Татлин ввалился в гул и хаос Одесского порта, и практически сразу нашел работу.

Матрос. Автопортрет, 1911 г. Фото: nevsepic.com.ua

- Здрасьте, капитан! Куда плывёте?

- Сначала в Варну, потом Стамбул, потом Батуми и домой так же. А ты чего спрашиваешь?

- Возьмите юнгой!

- Сдурел? Нам все Черное море по периметру обходить, ты ж хилый совсем, всю палубу заблюёшь!

- Ну, конечно, хилый. Дошли б вы сюда из Харькова пешком, тоже были бы не торт. А блевать я за борт буду, обещаю.

- Ты откуда взялся такой отчаянный?

- Что поделать, життя бентежне.

- Чего?

- Ничего.

Вернувшись из плавания, Вова какое-то время перебивался тем, что помогал иконописцам и декораторам театров.

В 1902 году юный Татлин поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Впрочем, уже через год со свистом оттуда вылетел "за неуспеваемость и неодобрительное поведение":

- Да вы слепые! Я творец! Я хорош! Я вам такой авангард покажу!

- Ой иди уже давай...

Через год в двери МУЖВЗ постучит Малевич с тем же огнем экспериментов в глазах, но ему сообщат, что он не первый такой двинутый и отправят восвояси.

Позднее эти двое таки встретятся, уже творчески окрепшие и окрыленные амбициями, и до конца жизни будут яро меряться авангардами, сверлить друг друга взглядами и работать при этом на одном поприще.

Тем временем Татлин успевает после отчисления похоронить отца, еще раз заскочить в Одессу, год там проучиться в Училище торгового мореплавания, и после этого аж на пять лет задержаться в Пензенском художественном училище - в академическом образовании авангардиста это было самой заметной и завершающей вехой.

В. Татлин. Эскизы костюмов к опере "Жизнь за царя" и спектаклю "Царь Максемьян и ево непокорный сын Адольфа". Фото: Wikipedia
И потом началось самое интересное

В 1914 году Татлин отправляется в Берлин. Не туризма ради, а искусства для. Там, в рамках кустарной выставки народного искусства, он будет изображать слепого бандуриста. Сам Татлин потом заботливо укутает эту историю байками, приукрасит и раздует до колоссальных масштабов. Мол, музицировал он не перед какими-то там берлинцами, а лично развлекал украинским фольклором Вильгельма II - последнего германского императора. И это лишь одна из множества историй в жизни Татлина, где пикантного декора в разы больше, чем самой сути.

По дороге из Берлина домой Владимир решает заскочить в Париж к Пикассо. Не то, чтобы они были знакомы. Не то, чтобы об этой истории вообще что-то было доподлинно известно. Однако сам Татлин позднее с таким пылом и восторгом описывал мастерскую гения, что, вероятно, все-таки там побывал.

Причем одни говорят, что встречу двух авангардистов помог устроить Марк Шагал; другие же утверждают, что Татлин попросту влез в окно мастерской поздним вечером, застав Пикассо за работой.

Фото: encyclopediaofukraine.com
Пабло Пикассо, 1908 г. Фото: Wikipedia

- Здрасьте!

(Пикассо вскакивает от испуга)

- Так и кони двинуть можно! Ану пшол отсюда, тут грабить нечего!
- Да я не грабить, я посмотреть, вы мой кумир!

- Еще чего, тут тайна творчества, я занят!

- …ох, какие работы, до чего фактурный анализ типажа, а форма, а палитра!

- Ты меня слышишь вообще? Тут частная собственность, ану кыш, ты кто такой вообще?!

- Я Вова, Вова Татлин, я будущее авангарда! Я так мечтал с вами познакомиться!

- В окно ввалиться - это у вас знакомятся так?!

- Ох, да Шагал обещал всё устроить, но это в другой версии событий, а тут прошу меня пардон.

- Ты чем вообще окно разбил?!… Это у тебя что, бандура? Нафига?

- Были дела в Берлине, императору пел.

- И что пел?

- Что життя бентежне.

- Это как?

- Как селяви, но больше драмы.

- А ты глубокий человек… Авангардист, говоришь? Ну пойдём, покажу тебе свои эскизы.

Окрыленный духом экспериментов и гениальным примером Пикассо, Татлин приезжает в Петербург и буквально сразу же седлает волну футуризма среди бушующих течений здешней живописи. 

Уже в марте 1915 года звучно и метко выстреливает Первая футуристическая выставка "Трамвай В". Участники выставки - десятка наиболее передовых и авангардных художников и художниц того периода, в том числе Татлин и Малевич, уже горящие духом соперничества. Нещадно атакуя умы обывателей революционными взглядами на современное искусство, художники крушили в прах каноны, а затем заново переосмысляли их, пропуская сквозь решето абсурда и новаторства.

Фото: art.goldsoch.info

"Трамвай В" стал триумфом для Татлина. За оригинальностью его работы с объемом и композицией Малевич в глазах зрителей не угнался, хотя шумно и талантливо пыхтел. Но творческое противостояние на то и противостояние: смиренно обживаться на втором месте авангардного пьедестала Малевич намерен не был.

- Вова, а теперь мы сделаем Последнюю футуристическую выставку!

- Малевич, ты дурак? Мы с Первой еще не все подрамники забрали.

- Авангард изменчив, футуризм изжил себя, у меня 39 работ в супрематизме и мне некуда их деть! (глядя в пол) Ну… а еще ты большой молодец. Меня это бесит и ущемляет.

- Так ты реванш хочешь?

- И презентовать миру новое течение в концептуальной живописи!

- И реванш?

- И реванш…

Последнюю футуристическую выставку было решено назвать "0,10".

Супрематизм, мол, беспредметен, значит, предметов в нём ноль, а передовых художников зато аж десять. Правда, из тех десяти за время между Первой и Последней выставками успело двое уйти, и шестеро еще пришло, но идея названия всем уже так понравилась, что менять ничего не стали.

На "0,10" Татлин пришел со своими знаменитыми контррельефами.

- Погодите, Владимир, супрематизм же беспредметный, а у вас в инсталляции вон сплошные предметы: пластины, тросы, брусья - это как понимать?

 

Контррельеф, 1916. Лакированное красное дерево, железо, дерево, цинк. Фото: Wikipedia/Shakko

- Объясняю: вы - дурак, а это - метафора текстурного пятна посредством работы с образцами материалов.

- А что вы хотите сказать этим?

- Хочу сказать, что вы - дурак, а життя - бентежне.

- Какой глубокий артист…

- Надо же, каждый раз работает…

Впрочем, контррельефы Татлина в этот раз таки безоговорочно затмил Малевич и его супрематическая экспозиция со знаменитым "Черным квадратом".

Казимир Малевич. "Чёрный супрематический квадрат" (полное название знаменитой картины), 1915 г. Фото: Wikipedia

Примерно тогда окончательно сформировалась суть конфликта между этими двумя. Малевич акцентировал внимание на абстрактных понятиях формы и цвета, в то время, как Татлин преподносил свои работы под соусом неразрывного симбиоза визуального с тактильным и настаивал на практичности искусства и его взаимосвязи с жизнью. При этом оба безусловно были гениями.

В авангардном фольклоре того времени даже распространился исторический анекдот о том, как Татлин выбил стул из-под Малевича и в ответ на возмущения предложил тому "посидеть на геометрии и цвете". Ей-богу, эти двое стебали друг друга с тем же пылом, что и творили новое искусство!

Башня Татлина - шедевр "из железа, стекла и революции"

Именно так позднее ее назовут. В 1919 году Татлину выпадает уникальная возможность - спроектировать Памятник III Интернационалу. 

Так рождается самое известное и самое безумное детище художника - Башня Татлина.
Фото: flickr, Wikipedia

Полностью каркасная, беспрецедентная, футуристичная, она будоражила умы своим нездешним видом, геометрически сложной структурой и стилистическим обликом, который рушил все привычные каноны архитектуры. "Наверху" взбудоражились так сильно, что свернули проект на финишной прямой, так и не дав ему увидеть свет.

Башня Татлина позднее возымеет колоссальное влияние на развитие мирового авангарда, ее назовут "несбывшейся Эйфелевой башней", ее модель поселится в крупнейших музеях мира. В 1924 году Татлину предложат воссоздать модель башни для Выставки декоративных искусств в Париже (однако выехать и сопровождать ее на выставку лично, увы, не пустят). И даже на родине народ его признает, сам того не осознавая.

"Проект так и остался проектом. Макет его не сохранился, но спираль надолго вошла основным конструктивным элементом во многие театральные постановки тех лет, в оформление демонстраций, в быт. Проект как бы растащили на винтики: так случается часто - новая идея, слишком смелая для своего немедленного воплощения, несколько изменившись, приняв компромиссные формы, отдельными решениями торжествует свою маленькую, тихую победу" - позднее прокомментирует этот феномен писатель Исай Рахтанов.

Однако тихие победы Татлина не тешили. С осознанием, что величайшее его детище так и не увидит свет, что-то в художнике сломалось. Татлин стал импульсивным, резким, вспыльчивым: однажды даже вломился в какой-то музей, сломав дверь и чуть не сломав нос Малевичу. Приправленная сокрушительным успехом соперника, тоска по собственным амбициям трансформировалась в маниакальную скрытность. Татлин забил окна в мастерской и никого не впускал. Причиной тому был переход искусства к течениям, в основе которых лежит не навык, а концепция. И если мастерство имитировать сложно, то концепцию украсть и присвоить куда проще. Это не давало авангардисту покоя.

Летатлин, 1929-1932г. Дерево, пробка, сталевий трос, дюраль, китовый ус, сыромятный ремень, шариковые подшипники, ткань и др. Фото: Wikipedia

Впрочем, на башне достижения Татлина не закончились. Оставшуюся жизнь он провел все в том же круговороте безумных футуристических идей, то конструируя летательный аппарат, то играя на бандуре (возможно, той самой, берлинской), то работая преподавателем в Киевском художественном институте, а позднее в Москве. 

Он успел побывать профессором, художником, сценографом, архитектором, юнгой, непутевым студентом - а для мира остался гением. Безбашенным гением.
Дарина Карапетян
Для публикации комментариев нужно авторизоваться!
Через социальные сети
Через почту
Юрій Литвиненко
Доброго ранку. Життя бентежне 🖐️😊
6 нояб. 2019 г., 6:08
Вы
Войти
Через социальные сети
Через почту